9.
Блоги

9.

По дороге в Лондон у меня в животе не бабочки, а целые стрекозы. Ощущение такое, что мне предстоит встреча с человеком, которого я горячо и страстно любила, но нас разлучили непреодалимые жизненные трудности, и вот, мы снова увидим друг друга и поймем, практически сразу по выражению глаз: все еще да, точно нет, может быть, через много лет...

По прилету подобное настроение как рукой сняло, в Notting Hill меня с нетерпением ждала любимая Анюта, умница, красавица, большая выдумщица и product designer, которая после четырех лет учебы в St. Martins мастерит космические вазы из пластика, цветы-подушки и лампы в виде лилий, которые проицируют на стену серп и молот. Пока главные экземпляры ждут своих хозяев в галереях и магазинах, семплы хранятся дома, превращая ее жилище то ли в wonderland, то ли в склад забытых вещей. Если покопаться, обнаруживаются полуразобранные телефоны, стариные рамы, засушенные цветы, животные из пластика, цветное стекло, пластилиновые сосиски, краски, кисточки, клей в пистолете, всевозможные гвозди, журнальные вырезки, винтажный подсвечник, заляпанный воском( почти как у Старка в ресторане Bon) и еще куча разнообразного хлама.

Честно говоря, меня порядком раздражало два года назад, когда в том же Notting Hill мы жили вместе, и по утру я спросонья натыкалась на какую нибудь железку, а теперь все это приводит в восторг. Похожая ситуация обстоит с аппартаментами нашей с Аней второй мамы, наставницы, музы и духовного предвадителя. Katarina Mootich проживает в башне между Victoria и Pimlico и планирует выкрасить все стены в небесно-голубой цвет. Учитывая 17й этаж и огромные окна, ощущение “головы в облаках” обеспечено. Облаков в ее голове правда и так хватает, Катарина и Аня Судбина, пожалуй, единственные в этом мире люди, способные до конца понять смысл слова, вытатуированного у меня на запястье, поэтому эта татуировка посвясщается им и тем безумным, веселым и прекрасным моментам, которые мы пережили вместе.

Еще один чудесный человечек, с которым нас столкнула судьба при довольно забавных обстоятельствах, тоже зовется Аней. У нее очень большие голубые глаза и выразительная фамилия Цуркан. Аня потомственный ювелир и в данный момент поглощена поиском камня для собственного обручального кольца.  После двухдневных переговоров мы наконец встретились на кофе, который обернулся шестичасовой дегустацией вина в Warwick bar на warwick way. Хозяин бара - жизнерадостный Артем мастерски смешивал Merlot с анекдотами, и уходили мы, как всегда, последними.

Не обошлось и без ночной прогулки вдоль Темзы, правда на этот раз радости я не испытала, хотя вид там самый захватывающий. Кэбы проносились мимо, совсем не желая вести нас домой, холодный ветер пронизывал  насквозь, и в новеньких Диорах предательски ныли замершие пальцы. Все это было расплатой за гастрономический ужин, которым меня побаловал мой старинный приятель. Мы часто смеемся, что на свете нет больше двух людей, которые бы так много ели вместе, и что наша дружба строится на ресторанных посиделках. И действительно, мы обошли все рестораны Лондона, Москвы и Милана, уплетали сендвичи в Парижском Ritz, отбивные в Dorchester и вылавливали суши в Itsu. Один раз в его голове родилась потрясающая идея: за день объехать все бары при пятизвездочных отелях Лондона, в каждом выпивая по коктелю. Рэйд начался в двенадцать дня и лично для меня закончился в mandarin oriental где то в районе шести (вечера).

С тех пор тот бар и стаканы странной формы с клубничной маргаритой навевают на меня ужас, поэтому в этот раз я твердо решила не повторять старых ошибок. Вместо этого мы отправились на LATE EVENING DESIGN EXHIBITION в V&A. Там, в кромешной тьме посетители иследовали экспонаты, освещая их маленькими, самозаряжающимися фонариками. Сами экспонаты тоже светились, (некоторые от химической реакции полученной из ягод), я корчила уморительные рожицы всем встречным и натыкалась на секюрити. По дороге к выходу я   забрела на выставку TELLING TALES, fantasy and fear in Contemporary design, где художники разных стран воплотили свое видение сказок в арт объекты. Увиденное так подняло настроение, что я без колебания согласилась учавствовать в массовом  подушечном бое, организованном на Powis square в Notting Hill. Требования были простые: не бить тех, кто этого не хочет, не кидать подушки в фотоаппараты и веселиться от души. К сожалению на площадь мы попали слишком поздно, все вокруг было покрыто перьями, а участники покинули поле боя. Было обидно, но мы не растерялись и от души повеселились на houseparty, которую сами же и устроили. Засыпала я под утро в обнимку с фелафельным завертышем, который мне привезли Аня со Стефом. Ах Лондон, когда нибудь мы снова будем вместе...

Vlasta