о грустном
Блоги

о грустном

 

Тут как-то пришел к нам в шоу-рум стилист одного глянцевого издания, причем даже не стилист, а fashion director. Я к нему прекрасно отношусь. Мне нравятся его работы, как человека я его не очень хорошо знаю, но то, что он пишет в своем блоге, внушает мне мысли о  том, что он как минимум разносторонний, интересующийся и вроде похож на тех, про которых правильнее сказать «им не все равно», в общем – ОК! Ну и вот приходит он брать у нас вещи на съемки, улетает за далекие моря и океаны и привозит мне наше из тончайшего шелка платье, порванным. Что поделаешь, бывает, съемочный процесс непредсказуем, всякое случается. Но потом редакция, возвращая мне отремонтированное платье, совершившее вояж ни по одному ремонтному ателье, стала мне говорить, о том, что сшито оно у нас неправильно, мол, и рвется от дуновения ветра, «хлипкое очень»… И такая грусть меня взяла, когда я это услышала. Ведь это же говорит о чем? О Том, что журналы наши, и стилисты наши, не держали никогда в руках Haute Couture, который сыпется от того, что модель поднимает вверх руки, у которого распадается на мелкие части весь декор юбки, когда модель в нем садится, и ведь на то он и Haute Couture, чтобы на него смотреть, вдохновляться и удивляться, а не ходить every day и лазать по скалам.

Коллега мой, искушенный знаток разных кулуарных историй околомосковского глянца, рассказывал историю о большом скандале, когда в один небезызвестный журнал из дома Chanel прислали железный кофр, весом в несколько десятков килограмм. Внутри посылки было всего лишь платье, зато какое. Это был тот самый высокий кутюр сезона A/W 2008/09. Платье за несколько десятков тысяч евро, созданное в единственном экземпляре для подиума, декорировано  большим количеством «трубок» из ткани, обильно расшитых стразами и кристаллами вручную. В нем нельзя сидеть, его нельзя складывать, в противном случае от ручной работы не останется и следа… Через месяц платье вернулось в Париж, сложенное в несколько раз, в пластиковом пакете, спрятанным в картонную коробку посылки. Надо ли говорить о том, что оно было совершенно испорчен, точно также, как и отношения между тогда еще уважаемым издательским домом и модным домом Chanel?

Это все, конечно, очень грустно. К стилисту тому я хуже относится не стала, он свою работу сделал, съемка очень красивая, платье вернули, все хорошо и ведь не он же виноват в том, что в случае с российской fashion и glossy индустриями, чудесных преображений не произойдет никогда…