Ксения Собчак
Блоги

Ксения Собчак

 Меня все время спрашивают, что я думаю о том, что Собчак заняла мое место.  Ну, во-первых, место было уже несколько месяцев вакантно, так что моим назвать его сложно.   Во-вторых, журнал так долго находился на грани закрытия, что любое разрешение этой ситуации не могло не дать мне чувства облегчения.

  

Надо учитывать, что SNC-   единственный в России женский журнал приличного уровня, который не имеет западного образца. Мы не взяли чужую, отшлифованную маркетологами и креативщиками идею. Мы не перепечатывали   интересные публикации и съемки  из западных аналогов. Мы каждый месяц придумывали страницу за страницей, не опираясь на поддержку головных офисов.

 Журнал SexandtheCity, выход пятидесятого номера которого собирается праздновать нынешний владелец журнала, придумал его владелец предыдущий - Евгений Змиевец, издававший тогда и  русскую версию L’Officiel.  Он заказал мне и еще двум журналистам концепцию, у всех трех версий оказалось много общего -  идея сложилась.. В итоге место главного редактора получила я,   и пять лет назад создала журнал, в котором придумала и  каждый раздел, и каждую рубрику. Я четко понимала, чего я хочу и, пока не нашла способных работать на искомом уровне журналистов, писала пол-журнала сама. Каждый вечер на протяжении первых двух лет существования журнала я рыдала по ночам от усталости и стресса, а утром вскакивала и бежала на работу, где меня ждала команда таких же сумасшедших фанатиков дела. Я часто получала письма от читателей, которые говорили, что благодаря этому журналу они смеялись и плакали, и я верила, что мы делаем что-то по-настоящему стоящее. Кризис, а потом и всем известные проблемы в издательстве Парлан,  заставили нас  искать новые формы развития, мы стали более люксовыми, более светскими. Проект отчаянно требовал следующего этапа инвестиций -  продажа журнала год назад другому издательству была встречена шампанским и подбрасыванием в воздух чепчиков. И это несмотря на то, что новое издательство было куда меньше Парлана и не имело серьезного опыта в глянцевом бизнесе. В конце концов, решили мы, люди не тратят суммы с нулями для покупки издания с именем и сложившейся командой, если не знают, как с ними дальше работать. Тем более, если не имеют хороших контактов в рекламных агентствах, не заручились поддержкой ключевых рекламодателей, не владеют хорошим распространением и отлаженными механизмами маркетинга. Журнал  - это айсберг, и как бы хорошо не было то, что наверху, значение имеет то, что скрыто под водой.

  

Все глянцевые издания на рынке делаются для модных, современных женщин. Почитайте медиа-киты. Мы же всегда делали журнал для женщин думающих, задающих вопросы, ставящих известные истины под сомнение. Это было главным.  И мы всегда писали о политике то, что думали.  Я считала, что в новом формате и с менее отсылающим к личной жизни названием, мы сможем со свойственной нам иронией озвучивать все более сложные вопросы. Мне нравилось, что нас многие стали называть «Esquireдля женщин». Значит, мы сохраняли нужный баланс между «баночками» и материалами о том, почему сегодня важно иметь принципы.

Но новый владелец  счел, что излишняя политизированность нам ни к чему. В декабрьском номере нам было запрещено публиковать  стихотворение Орлуши – я попросила написать его о том, что в Думе развелось слишком много сериальных актеров. Орлуша решил сравнить Думу с программой Дом-2. Получилось забавно. Настолько, что нам пришлось отправить его стихотворение в корзину.  И, как это ни парадоксально теперь звучит, был также запрещен к публикации материал о том, как политика поменяла позиции людей – что стало с Канделаки, с Татьяной Лазаревой и, конечно, с Ксенией Собчак. Материал про Собчак мы пытались протащить в журнал трижды. После третьего раза сдались. Введение цензуры подломило мою волю к победе. Бороться за журнал дальше стало бессмысленным. Вслед за мной ушла вся команда - тех, кто так долго вместе со мной пробивал лбом стены, создавая журнал, в который я так верила.

Рада ли я тому, что теперь созданный мною журнал возглавляет Ксения Собчак? Конечно. У нее цепкий ум, правильный для нашего дела круг знакомств и отличное понимание актуальности тем.  И она всегда была одним из любимых моих героев:   я делала с ней интервью в одном из самых первых номеров еще в 2007 – она тогда отказалась отвечать  на вопрос, почему отменила свадьбу, но зато сказала, что никогда не будет критиковать Путина. Она была два раза на обложках – в 2008 и 2009. Последние два года вела у нас колонку  про фэшн-киллеров, обсуждая самых плохо одетых людей. Когда мы поменяли формат журнал с SexandtheCityна SNC, Ксения сказала  - «Дурацкая идея, вы были таким классным журналом, который все обсуждали». 

  

Забавно, что мой уход связан отчасти  и с ее именем. Жаль, что у нас не получилось совместное интервью для Сплетника – мне хотелось понять, как тот скандал из-за цензуры вяжется с ее сегодняшними идеями по редакционной политике журнала.   

Конечно, с точки зрения пиара ее имя для журнала стало хорошей историей, пусть и не надолго. Но даже если Андрей Малахов никогда не появляется в редакции StarHit, за ним стоит налаженная работа  коллектива в одном из сильнейших издательств страны – его отсутствие вы никогда не заметите. За Ксенией  никого нет.  Она пришла в  издательство, где главный редактор отвечает почти за  все – от верстки,  редактирования и маркетинга до  графика посещаемости и выплат гонораров. Хотя работа главного редактора в женском глянце – это, по-любому, отдача себя  на 100%. Посмотрите на этих женщин - я мало кого знаю, кто не сидит на анти-депрессантах и не борется изо всех сил  со стрессом.  А в таком издании, как SNC, требуется в два раза больше усилий, чем в  любом лицензионном журнале. Нужно думать о читателях и рекламодателях, о дистрибьюции и маркетинге, о построении бренда в глазах международных марок, об  укреплении имиджа журнала, гарантиях преемственности, безопасности, устойчивости на рынке.  Уже очевидно, что  Ксения не сможет себе позволить отдать этому процессу даже  часть своего времени. То, что происходит сейчас в ее жизни, значимо для слишком большого количества людей. Ее цели, ее задачи вызывают и интерес, и уважение. Но я не могу не сожалеть, что они не связаны с развитием  журнала, судьба которого теперь находится в ее руках.