По ту сторону показа . Fyodor Golan
Блоги

По ту сторону показа . Fyodor Golan

Наверное, тяжело представить момент более искренний, чем те самые секунды, когда удается действительно заглянуть в глаза тому, кем ты восхищаешься, узнать, чем он живет, услышать голос, увидеть жесты и эмоции. И наша судьба на такие моменты благосклонна. Кумиров у нас не много, а из ныне живущих совсем единицы. 


 

 

Узнав, что в Москву с показом приезжают одни из наших любимых дизайнеров, решили, что наша встреча должна состояться, во что бы то ни стало. Основательно подготовились, составили список обязательных вопросов на три листа, но что-то наше свидание все откладывалось и откладывалось по неизвестным причинам, на неопределенные сроки, и мы уже стали опускать руки, но вера в нас жила, хоть и горела очень слабо.


 

 

И вот настал последний день недели моды, шансы на встречу мизерные, на интервью еще меньше. Ребята наверняка волнуются и готовятся к показу, они же закрывают неделю, дело очень ответственное, и мы сами это понимаем. Но судьба решила иначе, и вот мы уже идем на бекстейдж, параллельно достаю блокнот из сумки, быстро перечитываю вопросы, которые за неделю, казалось, выучила уже наизусть, но от волнения почему-то все забыла. Организаторы предупреждают сразу, ребята готовятся, и спокойной обстановки не будет, вопросы сможете задать только в режиме работы. Мысли о том, что мы можем доставить массу неудобств, заставляют волноваться еще больше. Заходим в гримерку, первое, что бросается в глаза, это Федор , который сидит на полу и выклеивает фотографии моделей в правильном порядке для выхода на подиум . Где-то вдали сидит Голан , который тщательно что-то подшивает, сидя за столом . Атмосфера слегка напряженная . Так как ребята находятся в разных частях комнаты, беседовать с ними приходится по очереди . Федор все так же клеит фотографии, и я, недолго думая, тоже присаживаюсь к нему на пол, очень же хочется быть на уровне с тем, с кем ты разговариваешь, смотреть ему в глаза. Федор улыбается, и мы начинаем. Несмотря на то, что у него прекрасный русский, на мои вопросы он отвечает на английском, ссылаясь на то, что так ему легче, это меня ничуть не смущает, мне кажется, что я понимаю его с полуслова, и все ответы на вопросы становятся слишком очевидными. Но наблюдать за тем, как он относится к делу, сплошное удовольствие, как сам гладит вещи, как разговаривает с моделями, как трепетно переживает, когда уносят единственный утюг из гримерки, как улыбается, когда я задаю вопросы, и как искренне он на них отвечает.

 


Закончив свою дискуссию с Федором, отправляюсь к Голану, который все так же спокойно и абсолютно без нервов подшивает вручную красное платье, аккуратно расстеленное по всей поверхности стола. В каждом движение столько спокойствия, что, даже разговаривая со мной, он лишь иногда отрывается от дела и жестикулирует иголкой в воздухе, словно волшебной палочкой. Он даже вспоминает имя любимого преподавателя и говорит о том, что не прочь был бы сделать этикетку для водки. Замечаю на телефоне фотографию собора Василя Блаженного, и гордость сразу охватывает, что культура-то наша им особенно по вкусу. И о том, чтоб вернуться, вопрос не стоит, разве только в Санкт-Петербург, говорят, красиво у нас там очень.