Джесси Фроман. Интервью с фотографом
Блоги

Джесси Фроман. Интервью с фотографом

Убегая от шумного мегаполиса, фотограф Джесси Фроман отправился в путешествие по ночному Лонг-Айленду и сделал серию замечательных фотографий, которые буквально дышат и оживают на глазах смотрящего. Питаясь энергией ночи, фотограф создает кадры, которые то ли шепчут под шум прибоя, то ли едва шуршат листвой в ночном лесу. И по случаю открытия собственной выставки в MSK Eastside Gallery знаменитый ученик Ирвина Пенна лично приехал в Москву. А уже на утро следующего дня нам удалось поговорить с Джесси за чашкой кофе о том, что ему понадобилось всего 50 минут, чтобы сделать легендарную фотографию Курта Кобейна, за которыми стоят 4 часа ожидания и о легендарной встрече с Ирвином Пенном, который подарил ему билет в жизнь. На протяжении всей беседы Джесси старается провести какую-то аналогию между Москвой и Нью-Йорком, и второй почему-то всегда оказывался в проигрыше , что же его так привлекает в русских людях, мы и постарались узнать.

Был ли у вас такой случай в жизни, когда вы шли по улице и увидели настолько привлекательного человека, что решили предложить ему фотосессию?


Да, но в Нью-Йорке люди сразу начинают думать, что я опасный, и убегают от меня, я не знаю почему, но Нью-Йорк такой. Но в вашем городе люди говорят - "Да, конечно!". Я предлагаю посмотреть фотографии на моем сайте или даю визитку, и тогда некоторые соглашаются. 


Как должен выглядеть человек, которого вы остановите?


Я не знаю. Сложный вопрос. 


А на какую деталь в первую очередь вы обращаете внимание?


Нет, это не внешность. Я всегда пытаюсь узнать что-то интересное о человеке. Когда я был в Токио, мне хотелось фотографировать всех подряд, там у людей очень интересная внешность, но я не мог, потому что я был очень занят. Конечно, я всегда смотрю на лицо, но нет каких-то определенных правил на что, прежде всего, стоит обратить внимание. Я не люблю фотографировать фриков, вот это мне совершенно неинтересно.


Совсем недавно в Москве прошла выставка Патрика Демаршелье, и мы спросили его, как он считает, смог он изменить этот мир при помощи фотографии, на что он ответил, что он не собирается ничего менять, он просто делает фотографии, как вы думаете, а вам удается что-то изменить?


Смотря, какой мир вы имеете ввиду. Любая фотография может что-то изменить, определенно. Мне кажется, что это скорее относится к фотографиям, которые делаются журналистами, например, в каких-нибудь горячих точках, где изображен мертвый ребенок, это может что-то изменить в разуме людей, но это не мой мир. 

Важно ли для вас всегда оставаться в тренде?


Нет, я делаю фотографии не потому что это модно. Есть такие, кто пытается заработать и делает коммерческие съемки, но это не про меня.


Что вы делаете, когда у вас нет вдохновения?


Я не знаю, пью водку. Это действительно большая проблема, когда такое случится, моя карьера, наверное, подойдет к концу, но пока все идет ровно. 


Когда вы приезжаете в новое место, что вы делаете в первую очередь?

 
Я иду и снимаю. И лучшие снимки получаются как раз там, где я еще не был. В Нью-Йорке я никогда не беру с собой свою камеру. Недавно я был в Токио, и этот город очень сильно вдохновил меня. Это можно сравнить с тем, когда меня просят сфотографировать какого-то человека, которого я очень хорошо знаю, и я не понимаю, что мне с ним делать, в то время как для незнакомца у меня масса идей. Всегда вдохновляет что-то новое, место или люди. 

А какие фотографии были в вашем первом портфолио?

Портреты. Я любил фотографировать рэперов, когда еще учился в университете.

И что сказал Ирвин Пенн, когда увидел ваше портфолио ?


Он сказал, что мы никогда не будем работать вместе.



Он почувствовал конкуренцию?

Нет. Он спросил, что я хочу делать, я ответил, что хочу учиться у мастера. На что он сказал, что я очень талантливый, но мы никогда не будем работать вместе. Затем он рассказал мне историю о своем брате, который так хотел стать режиссером, что по началу даже согласился  подметать полы на студии и постепенно пришел к своей мечте. После этого разговора я ушел работать ассистентом к другому фотографу, чья студия находилась в соседнем здании. Затем мы встретились с Ирвином на его выставке, а на следующий день мне позвонили из его студии и сказали, что он хочет меня видеть. Меня спросили, когда я смогу к ним прийти, но я работал каждый день с утра до ночи и ответил, что у меня свободны только выходные, прекрасно зная, что мистер Пенн всегда уезжает за город в эти дни. Мне сказали, что Ирвин согласен, и затем я поехал к нему домой. Интерьер в его доме был очень простой, я был удивлен этому. Он сам открыл дверь, мы проговорили с ним три часа, а затем он спросил, согласен ли я работать с ним.

 Конечно же, я согласился. Я был так счастлив, что сразу же позвонил своим родителям и рассказал, что я стал стажером Ирвина Пенна . А на следующий день мне позвонила девушка из его студии и спросила, что мне нужно для съемки в студии, может быть ассистент или аппаратура, я не мог понять, что происходит, я же всего лишь стажер, но она утверждала, что у меня будет своя съемка, я не мог поверить в это. Я очень боялся совершить какую-либо ошибку, я мечтал об этой работе, но мне было очень страшно, я начал перелистывать свои книги, звонить друзьям, мне очень не хотелось показать, что я чего-то не знаю. Но действительно чему-то научиться я смог уже в процессе съемок. И это история, это действительно магия.


А какой самый главный совет, на ваш взгляд, дал вам Ирвин Пенн?

Смотреть шире. Не смотреть только в камеру. Прежде всего, важно, что ты собираешься снять, что вставить в рамку, и что свет очень важен для фотографа. И в этом был главный урок, я начал понимать свет. Сейчас вы можете показать мне любую фотографию, и я с легкостью смогу сказать, как фотограф выстраивал свет для съемки, да это не очень важно, когда ты делаешь что-то абстрактное, но никогда не стоит забывать о свете.

Несколько дней назад вы делали съемку для Numero Russia , каковы впечатления?

Мне понравилось, но многое зависит от команды, как вы понимаете. В Нью-Йорке, Милане или Париже все немного по-другому.

Ну, а если бы все журналы разом предложили вам работу, какой бы вы выбрали ?
 

Я очень люблю Dazed & Confused , в нем очень сильные картинки, ты можешь увидеть в них какую-то свободу. Я так же люблю итальянский Vogue . Они выбирают все только самое лучшее, лучшие модели, лучшие аксессуары, лучшие парикмахеры, и когда есть такая команда, ты понимаешь, что ты можешь делать все. И если тебе нужно что-то для съемки, они найдут всё, во всем помогут. Потому что очень важно, что тебе дает команда, хорошая команда дает тебе полную свободу в действиях, но ее очень тяжело собрать. В Нью-Йорке большинство журналов очень коммерческие, и это печально.


Какой фотографией вы гордитесь больше всего?

У меня нет какой-то конкретно самой любимой фотографии, я не хочу что-то выделять, наверное, как раз поэтому все мои работы такие разные. Но я могу сказать, что очень люблю портреты, у меня дома висит много портретов разных людей. 

А была ли у вас возможность сделать портрет Ирвина Пена?

Нет, он не разрешил мне. Я работал с ним 4 года, но он так и не позволил мне. В интернете вы сможете найти не так много его фотографий, он ни кому не разрешал сделать его портрет. Это очень странно.
 

  Вы каким-нибудь образом поддерживаете развитие социальных сетей, возможно, пользуетесь инстаграмом, он сейчас просто на пике популярности?

Да, я зарегистрирован там, но пока не пользуюсь. Мне хватает моего твиттера и странички в фэйсбуке, ну а дальше посмотрим.