Параллельные миры: ретроспектива Андрея Бартенева в ММОМА
Культура

Параллельные миры: ретроспектива Андрея Бартенева в ММОМА

«Скажи: я тебя люблю!»

В Московском музее современного искусства открылась, пожалуй, самая жизнерадостная и фантасмагоричная выставка сезона — масштабная ретроспектива Андрея Бартенева. Старинный особняк на Гоголевском бульваре разделили на две тематические зоны — в одной публику ждут знаменитые костюмы художника и видеодокументации перформансов, в другой — сложносочиненные кинетические скульптуры. В отдельном корпусе ММОМА открылась «Фабрика Андрея Бартенева» — здесь показывают работы его учеников. TrendSpace.ru совершил путешествие по бартеневскому микрокосму.

Ботанический балет

Botanic ballet 1992 Moscow foto Hans-Jurgen Burkart.jpg
«Ботанический балет», 1992


Один из первых объектов, встречающих зрителя, наречен «Восьминогой северной собакой для быстрой езды». Это часть хрестоматийного перформанса 1992 года «Ботанический балет». Белые объекты и костюмы расчерчены сложным черным узором. Создавая «балет», художник вдохновлялся детскими воспоминаниями о родном Норильске: его снежными зимами и зияющей чернотой ночного неба. Бартенев объединяет фольклорные, очень русские мотивы («Девушка-пурга» прекрасно ужилась бы в одной из народных сказок) и сюрреалистические образы  (чего стоит вышеупомянутая «собака»).

Костюмы

bubbles
«Пузыри надежды», 2010


Костюмы — визитная карточка Андрея Бартенева. Самые знаковые из них разместились в одном из залов музея напротив видеодокументации перформансов, для которых они были созданы. В музее костюмы находятся в «состоянии покоя», а во время перформансов, конечно, приходят в движение, создавая ощущение интервенции потустороннего, инакового в нашу реальность. В определенной степени перформансы Бартенева — продолжение традиции карнавальной фантасмагории в ее сверхсовременной, даже футуристичной модификации.

Скажи: я тебя люблю!

mb_20150929_190318.jpg
«Скажи: я тебя люблю!», 2005


Название выставке дала инсталляция «Скажи: я тебя люблю!», одна из самых трогательных работ Андрея Бартенева. Хитросплетенная «лента», усеянная динамиками, эхом разносит по залу признания в любви. Собственно, название работы — это прямое руководство к действию: близ нее стоит микрофон, в который каждый может произнести три заветных слова.  Арт-объект превращает мысль в звук, а нашу способность любить — в особую энергию, которая буквально резонирует в пространстве.

Электрические инопланетяне

elinoplanetyane.jpg
«Электрические инопланетяне», 2004


В небольшом зале музея поселилась созданная Бартеневым инопланетная цивилизация. Инопланетяне либо успешно внедряются в привычную нам действительность, например, превращаясь в оммаж знаменитому советскому плакату «Не болтай!», либо существуют в собственном иллюзорном, замкнутом мире, заглянуть в который можно лишь украдкой через маленькое окошко — зеркальный коридор множит светящихся разными цветами «Электрических инопланетян». Во вселенной Бартенева гуманоиды смотрятся куда органичнее толпы посетителей в пресловутых джинсах и футболках. В известном смысле сам художник — тоже странный «пришелец» в мире повседневного и обыденного.

Connection lost

connection lost
Connection lost. Field of Lonely Hearts, 2007


В кромешной темноте одного из выставочных закутков  эпилептически мерцает множество разноцветных сфер, по которым бежит надпись: Connection lost. Взаимоотношения автора и произведения  — животрепещущая тема в современном искусстве. Художник из создателя превращается в медиума, исполнителя «приказов» собственной работы. Более того, современные, технически сложные арт-объекты куда прихотливее традиционных  произведений искусства. Всевозможные технические накладки  не редкость в мире совриска. Происходит «потеря связи» как в переносном, так и в буквальном смысле.

Кинетические скульптуры

unnamed.jpg
Из перформанса "Снежная королева", 1993

Традиционно скульптура — объект неподвижный. Бартенев же наделяет ее движением и звуком. В каком-то смысле скульптура — тот же костюм, который больше не нуждается в человеке и играет как минимум на равных с ним. Барочные, насыщенные объекты для перформанса «Снежная королева», сработанные из неваляшек, открыток и других реди-мейдов, заставляют вспомнить детские байки о том, как ночью, пока все спят, оживают игрушки. Мотив детства и сказки, в которых как нигде балом правят фантазия и воображение, красной нитью проходит по творчеству Андрея Бартенева. 

Фабрика Андрея Бартенева

maskshabalin.jpg
Дмитрий Шабалин, Маска
2012-04-12-53_10.jpg
Роман Ермаков, "Живые скульптуры"

Если покинуть главную экспозицию и пересечь обширный двор музея, можно попасть на «Фабрику Андрея Бартенева» — выставку учеников и последователей художника. Каждый из них говорит на особенном арт-языке, однако влияние Бартенева угадывается как в «Живых скульптурах» Романа Ермакова или «Драноиде» Марии Ефременко, так и в почти ювелирной детальности масок и скипетров Димы Шабалина, сработанных из бусин, игрушечных  покемонов или елочных шаров. Курировала проект одна из самых известных учениц Бартенева художница Саша Фролова. Ее биоморфный латексный «Люболет» ждет публику в одном из «фабричных» залов. Как и работы самого Андрея Бартенева, объекты его учеников доказывают, что наш мир гораздо обширнее, сложнее и красивее, чем мы привыкли думать.