Непостроенная Москва: проекты знаменитых архитекторов
Культура

Непостроенная Москва: проекты знаменитых архитекторов

Столица без Фрэнка Гери и Нормана Фостера.

Градостроительная история Москвы сложна, запутанна и зачастую печальна. Кажется, 2015 год оказался приятным исключением из правил и порадовал нас сразу несколькими событиями с участием знаменитых архитекторов. Весной открылось новое здание музея «Гараж» по проекту Рема Колхаса. А в сентябре завершилось строительство делового центра Dominion Plaza Захи Хадид. Более того, стало известно, что превращением ГЭС-2 на «Красном Октябре» займется сам Ренцо Пиано, автор парижского Центра Помпиду. Мы посчитали, что приятные архитектурные новости — повод не только порадоваться светлому настоящему, но и вспомнить о «призраках прошлого» — многих других проектах от архитектурных звезд, которые Москва так и не увидела.

Фрэнк Гери. Отель на Самотечной площади

Сейчас уже не верится, но в начале 2010-х Москва могла пополнить список городов, которые могут похвастаться деконструктивистскими шедеврами знаменитого Фрэнка Гери. Правда, в российской столице должен был появиться не ломаный, сверкающий на солнце концертный зал, не очередной филиал Музея Гуггенхайма и даже не «танцующий дом», а отель. Зато какой. Гэри планировал возвести громаду, состоящую из геометричных кубических объемов в сочетании с изогнутыми фасадными конструкциями, напоминающими мятый бумажный пакет с аккуратной перфорацией. Архитектор планировал придать отелю конусоидальный, заостренный вверху силуэт, возможно, учитывая очертания сталинских высоток. В общем, на Самотечной площади близ Цветного бульвара мог возникнуть традиционный Фрэнк Гери «в камне». Однако по не вполне понятным причинам проект, представленный в 2008 году, не был реализован.

48398.jpg




Эрик ван Эгераат. Жилой комплекс «Русский авангард»

При словах «жилая архитектура» перед глазами среднестатистического россиянина встают либо закоптелые хрущевки и «панельки», либо скучноватые многоэтажные бастионы бизнес-класса вроде ЖК «Эдельвейс». Однако опыт западных стран не раз показывал, что в архитектурном шедевре можно не только смотреть балет или изучать совриск, но и жить.

В 2003 году архитектор Эрик ван Эгераат спроектировал причудливый жилой комплекс «Русский авангард», который должен был расположиться на берегу Москвы-реки близ Якиманки. Вдохновившись творениями русских авангардистов, знаменитый голландец представил пять башен в честь Кандинского, Малевича, Экстер, Родченко и Поповой. Причем посвящены здания не эстетике художников в целом, а конкретным произведениям. Например, башня «Кандинский» вдохновлена композицией «Желтое-красное-синее» 1925 года, а архитектурный «Малевич» обязан своим дизайном картине «Белое на белом».

Удивительно, но асимметричные, абстрактные, насыщенные цветом и ломаными линиями фасады пришлись по душе Общественному совету при мэре Москвы. Но при одном условии: возвести бы все это подальше от исторической застройки, иными словами, в одном из московских «спальников». Перспектива обречь «Русский авангард» на соседство с рынком, автовокзалом или дымящейся ТЭЦ не пришлась ван Эгераату по душе, и проект приказал долго жить.

ea125_N52_high635605678649578750.jpg

арх.jpg
Башни «Попова» и «Малевич»
архитектура.jpg
Башни «Родченко», «Экстер» и «Кандинский»


Норман Фостер. «Апельсин» на Крымском Валу

Британский архитектор Норман Фостер — рекордсмен по части амбициозных проектов, так и не появившихся в Москве. Пожалуй, самый громкий из них — комплекс «Апельсин» 2008 года, который должен был возникнуть на месте ЦДХ на Крымском Валу. Британец спроектировал округлое, отливающее металлической рыжиной здание, действительно похожее на цитрусовый фрукт, эффектно порезанный на дольки. Аппетитное имя комплекса органично наследует прозвищам знаменитых творений Фостера: лондонским Сити-Холлу и небоскребу «Мэри-Экс», прозванным в народе «ракушкой» и «огурцом». 

 «Апельсин» сразу был воспринят в штыки как деятелями культуры, так и простыми гражданами, вставшими на защиту старого здания ЦДХ. И это при том, что в те годы вместо велодорожек, фонтанов и лавочек набережной с конструктивистской коробкой соседствовала парковка, а на крыше здания красовалась исполинская вывеска «Росгосстрах» — походило оно больше на печальные складские помещения, чем на культурный центр.

Впрочем, праведный гнев, в который пришла общественность, вполне объясним. Проект утвердили, даже не поставив в известность собственников старого здания: Третьяковскую галерею и Союз художников. Кроме того, его идейным вдохновителем стала Елена Батурина, репутация которой уже тогда оставляла желать лучшего. Строительство «Апельсина» представлялось не приятной вехой в московском градостроительстве, а очередной рейдерской выходкой. В итоге старое здание ЦДХ благополучно функционирует, а «Апельсин» Фостера отправился под сукно.

A6180012-6847-41E9-A23C-93A2F1333114_mw1024_mh1024_s.jpg

28696.jpg

00s.jpg
Старое здание ЦДХ


Норман Фостер. «Хрустальный остров»

Самый дорогой и амбициозный московский проект Фостера с поэтичным названием «Хрустальный остров» предназначался для застройки Нагатинской поймы. Его потенциальная стоимость достигала $4 миллиардов. Ажурная башня, основание которой напоминает исполинскую снежинку диаметром 700 метров, тонким конусом врезалась в небо на высоте 450 метров. Хитросплетения ее узора недвусмысленно напоминали инженерный шедевр Шухова на Шаболовке.

Это здание, вполне оправдывая свое название «город», могло стать самым вместительным в мире — предполагалось возвести 2,5 миллиона квадратных метров новых площадей. Он должен был включать около 900 квартир, торговые центры, рестораны, школы, театр, а часть энергии для этого жилищно-развлекательного муравейника должны были вырабатывать солнечные батареи и ветряные генераторы. Проект Фостера напоминал город будущего под стеклянным куполом из научно-фантастических фильмов.

Проект был свернут с наступлением финансовых проблем главного инвестора Шалвы Чигиринского. Долгое время будущее Нагатинской поймы оставалось туманным, пока в июне этого года московские власти не утвердили новый проект: вместо сновиденческого города из стекла и металла здесь появятся бутафорский замок, фонтаны и аттракционы развлекательного парка Dream Works.

Foster_Pic5.jpg

17b89095e10d4c80738bfe3e9d8f6346.jpg

47002f513c3ac4071abbd7448eb6417c.jpg
Проект парка Dream Works


Норман Фостер. Башня «Россия»

Наконец, самым высоким проектом Нормана Фостера для Москвы должна была стать 1000-метровая фаллическая громада башни «Россия» в Сити. Как наглядно демонстрируют эскизы, на ее фоне другие небоскребы делового центра смотрелись бы скромными горбатыми карликами. «Россия» должна была стать самым высоким зданием в Европе, вероятно, олицетворяя собой большое будущее нашей страны.

Несмотря на патриотичное название и традиционную российскую склонность к архитектурной мегаломании, проект ждала непростая судьба. Башня много раз меняла свой облик и год от года стремительно усыхала: сперва от изначальной километровой высоты решили оставить чуть больше половины – 612 метров, а затем остановились на разочаровывающих 288. Таким образом, от впечатляющего проекта Фостера не осталось и следа. Однако, в отличие от «Апельсина» и «Хрустального острова», «Россию» все-таки возведут, хотя она и не будет такой впечатляющей, какой виделась в середине 2000-х.

as_is_internet.jpg

Norman-Foster_Russia-Tower_Moscow_Russia_maket_2007.jpg

d1f2ff9dec80a3cfaecdbab1656799a0_1024x2048.jpg


Заха Хадид. «Экспоцентр»

В противостоянии Захи Хадид с московской архитектурной действительностью  пока что наблюдается ничья: два реализованных проекта на два непостроенных. В этом году состоялось долгожданное открытие делового центра Dominion Plaza, а в 2011-м в Барвихе появилась футуристическая вилла Capital Hill, напоминающая то ли вставшую на мель яхту олигарха, то ли капитанскую рубку космического корабля из «Звездных войн». 

К сожалению, более масштабные и — в случае с виллой — доступные простому люду проекты Захи так и остались на бумаге. Один из них — комплекс нового «Экспоцентра», который должен был сменить старые выставочные павильоны конца 70-х годов на Краснопресненской набережной. Хадид предложила симпатичную архитектурную игру вертикального и горизонтального объемов. Обширный нижний ярус площадью более 26 000 квадратных метров напоминал продолговатое хромированное облако, парящее над землей. Он предназначался для выставок и мероприятий. А две высокие стеклянные башни, усыпанные наростами бетонных капсул, должны были отойти под элитное жилье. Воплотиться в жизнь проекту не позволил финансовый кризис 2008–2009 годов.

1178518382_746.jpg

2566_5.jpg

1178518373_8.jpg

megaprogulka_2012_57.jpg
Старое здание "Экспоцентра"


Заха Хадид. «Живописная Тауэр»

Еще один проект Хадид со странно звучащим для русского уха названием «Живописная Тауэр» должен был украсить район Хорошево-Мневники. Монументальный силуэт несостоявшегося жилого комплекса, на первый взгляд, напоминает привычные громады других элитных новостроек столицы. Изюминкой здания должны были стать смещенные относительно друг друга объемы, монохромные стеклянные фасады и наверняка интерьеры, которые так любит прорабатывать Заха (новорожденный Dominion тому пример).

29616.jpg