Дэвид Ли Страсберг: "Быть середнячком – самая печальная участь"
Культура

Дэвид Ли Страсберг: "Быть середнячком – самая печальная участь"

Интервью с преподавателем Анджелины Джоли и Роберта Де Ниро.

На этой неделе в Москву приехал Дэвид Ли Страсберг, возглавляющий одну из самых знаменитых школ актерского мастерства в мире – Институт театра и кино Ли Страсберга. Ли Страсберг, отец Дэвида – личность культовая в истории мирового кинематографа. Он разработал технику под названием «актерский метод», основанную на системе Станиславского. В разные годы сперва у отца, а затем у сына учились звезды мирового кинематографа: Мэрилин Монро, Джеймс Дин, Аль Пачино, Роберт Де Ниро, Анджелина Джоли. В Москве в стенах культурного центра Logos Дэвид проведет серию мастер-классов для российских актеров. Дэвид Ли Страсберг рассказал TrendsSpace об актерском методе, секретах успеха и детских воспоминаниях о неподражаемой Мэрилин Монро.

053_DUX5879-Molchanovsky75.jpg

Вопрос для новичков: что такое актерский метод?

Метод – это техника, помогающая привнести самого себя в роль, использовать свой собственный опыт и наделить им персонажа. Многие люди неправильно представляют себе актерскую профессию. Они думают, что нужно искать персонажа где-то вокруг себя. А мы говорим: нет, стоит задаться вопросом: «Есть ли что-то внутри меня самого, что я могу подарить персонажу?» Каждому герою надо дарить такие «подарки».

Расскажите о каких-нибудь показательных упражнениях? 

Упражнения созданы для того, чтобы помочь вам превратить воображаемое в реальность. Чтобы не только представлять себе что-то, но пережить это. Для этого удобно работать с чем-то очень знакомым. Есть упражнение с чашкой кофе: надо как бы взять невидимую чашку и выпить ее. Чашка кофе – это то, с чего мы начинаем каждое утро. Затем мы переходим к другим повседневным действиям: как ты бреешься, чистишь зубы, просыпаешься, одеваешься. Как носишь одежду? Из какой ткани? Что чувствует твоя кожа? Я думаю, что мы все больше теряем ощущение собственной кожи. Мы постоянно защищаем ее: наносим лосьоны, кремы. Силу тактильных ощущений очень недооценивают. Если актер справляется с этим, он может сделать что угодно: эмоциональные, энергичные роли, комические. Все начинается с нашей связи с пятью чувствами. Что ты чувствуешь на вкус, на запах, что видишь, слышишь, к чему прикасаешься? Все, что мы знаем, приходит к нам благодаря этим пяти чувствам. Так что просто гуляй по улице, торговому центру, обедай и при этом обращай внимание на то, что тебя окружает и что ты ощущаешь. Люди принимают все эти вещи как должное, но актер не может себе этого позволить.

timthumb.jpg
Институт театра и кино Ли Страсберга

Есть ли разница между тем, как действует метод в театре и кино?

Не так важно, что вы делаете с вашим талантом. Метод помогает использовать его в любом желаемом занятии. Если вы хотите быть уличным артистом – можете смело его применять. В разных сферах отличается техника: меняется голос, язык тела. Но все это можно натренировать, это не самая тяжелая часть. Самое сложное – научиться использовать талант, подчинить его вашей воле.

А как это происходит?

Я говорю студенту: «В твоей игре должна быть правда жизни». Звучит здорово, но что это значит? Что такое правда? Чтобы сыграть бездомного, нужно ли рвануть на улицу и начать жить как бомж? Если я играю человека, который не моется, значит, и я должен обходиться месяц без душа? Нет, конечно. Хотя некоторые так и думают. Но все это буквальное, педантичное подражание. А раз это буквально, то в чем же тогда игра? Вот для чего нужна подготовка: чтобы объяснить, что ты должен не имитировать, а создавать что-то с помощью воображения. Тебе не нужен целый пляж, лишь пара песчинок. Если ты можешь сыграть, как пьешь кофе, то можешь сыграть что угодно.

Ты должен знать, когда можно вести себя глупо. Немного глупости всегда помогает.

А что было до метода?

Классическая школа, сконцентрированная на том, как ты выглядишь в роли. Он основана на символах. Были даже книги, показывавшие, как нужно изображать эмоции: вот так выглядит счастливое лицо, так – злое, а так – грустное. В греческом и римском театрах были жесты: каждому состоянию соответствовали определенные движения. Порой подход мог быть детальнее: представители французской школы плакали, глядя в зеркало, чтобы затем суметь это повторить на сцене. Это более тонкая техника, но все же поверхностная – во главе угла лишь то, как ты выглядишь, подражание реальной жизни. Так было до Станиславского. А он сказал: «Подождите, мы должны прекратить «выглядеть как…», мы можем становиться кем-то. Я научу вас быть персонажем». Играть роль – это быть самим собой. Но в определенных обстоятельствах – обстоятельствах пьесы. Это и есть актерство.

4846a7eea0292b726f9c4ee8205f3216.jpg
Древнегреческие театральные маски

Теперь мне кажется, будто без метода невозможно преуспеть.

Великая актерская игра не дожидалась, пока Станиславский придумает свою систему. Она существовала всегда. Станиславский создал, а мой отец развил своего рода «инжиниринг» актерства. Они подумали: «Ага, вот что происходит, когда играет выдающийся актер, – так давайте попробуем натренировать других делать так же». В определенном смысле любой хороший актер играет по методу. Но у кого-то это получается благодаря обучению, у кого-то – благодаря врожденному таланту. Как у атлетов: кто-то становится профессионалом с помощью упорного труда, а другим не требуется столько усилий, они ходят на тусовки, пьют, но их талант позволяет им быть лучшими.

На ваших занятиях голливудские звезды обучаются на равных, в одних классах с зелеными новичками. Это не сложно для молодых и безвестных? Если бы мне довелось сидеть «за одной партой» с Анджелиной Джоли, я был бы как минимум смущен.

Вот поэтому вы и не получили бы работу в кино. Актер должен обладать определенной беспечностью и дерзостью. Ты должен знать, когда можно вести себя глупо. Немного глупости всегда помогает. Многие думают: «Ой, я не могу проделать такое перед Энтони Хопкинсом». Но важно другое: Хопкинсу нужно, чтобы ты был на высоте, иначе ему придется сделать всю работу за тебя. Всем хочется, чтобы другие люди вносили свой вклад. Новичку надо быть щедрым. Надо сказать себе: «Я тот, кто может помочь Анджелине Джоли». Вспомните Криса О’Доннелла в фильме «Запах женщины». Кем тогда был этот ребенок, стоящий рядом с Аль Пачино? Да никем. Но они нуждались друг в друге, чтобы фильм состоялся. Такова профессия актера. Это не как в мире бизнеса или политики, когда глава компании беседует с главой компании, начальник – с начальником и так далее. Хотя и там уже происходят перемены: корифеям приходится ладить с каким-нибудь юнцом, придумавшим крутое приложение.

164635998-5af19c8b-def7-490f-aadf-3f283f4661a5.jpg
Анджелина Джоли – одна из учениц Дэвида Ли Страсберга

Кто ваши самые любимые актеры?

Я не очень люблю обсуждать знаменитых людей, потому что для меня они не чужие люди, некоторые – почти как семья. Не люблю и говорить, что вот этот лучше того. Думаю, что Аль Пачино – потрясающий актер. Джонни Депп прекрасно играет, особенно в начале карьеры у него были замечательные роли.

У вашего отца училась сама Мэрилин Монро... 

Думаю, к ней я испытываю наибольшее уважение. Потому что ей действительно было что терять, когда она пришла к моему отцу. Монро уже была звездой, но при этом не была счастлива. Она сказала себе: «Я успешна, я звезда, но я не чувствую себя настоящей актрисой». В середине 50-х она разорвала контракт в Лос-Анджелесе, оставила свою карьеру в подвешенном состоянии и отправилась в Нью-Йорк, чтобы учиться у моего отца. А он взял и отказал ей – мол, ты, Мэрилин, вечно опаздываешь, а опаздывать – значит не уважать и себя и других. «Но опаздывать – часть моей натуры», – ответила Мэрилин. На что отец ей сказал: «Ну раз так, приходи не вовремя, а очень заранее». В итоге Мэрилин Монро являлась на занятия к отцу за три часа до начала. А однажды и вовсе ночевала у нас дома – получается, пришла за 24 часа!

Какой она была в реальной жизни?

Мэрилин была смешной, чувствительной и искренней. В своих героинь она вкладывала саму себя. Если судить лишь по внешности, есть женщины и покраше Мэрилин Монро. Но она до сих пор считается иконой. Потому что талант – привлекателен сам по себе.

marilyn_monroe_2.jpg
Мэрилин Монро


3618886985_c1edbfabcf_z.jpg
Ли Страсберг и Мэрилин Монро
StrasbergPacino_GFII.jpg
Ли Страсберг и Аль Пачино

Что из последних киноновинок вам понравилось?

«Все еще Элис» с Джулианной Мур. Он просто разбил мне сердце. И это именно ее заслуга, хотя другие актеры тоже были хороши. Быть может, сюжет и сценарий и не были столь хороши, но прекрасная игра Джулианны – мостик, соединяющий эту историю с вашим сердцем. В идеале каждый актер должен быть таким мостиком. Думаю, самое лучшее сейчас появляется на телевидении. Посмотрите на «Игру престолов» – как прекрасно они играют. «Родина» с Клэр Дэйнс  тоже великолепный проект. «Во все тяжкие» мне тоже нравится. И даже «Ходячие мертвецы» – вроде сериал про зомби, но очень человечный. Вообще мне нравится почти все на канале НВО.

image1.jpg
Джулианна Мур в фильме «Все еще Элис»

В последние годы все только и говорят, что телевидение – это новое кино.  

Точно. Некогда кино потеснило театр. Кино было доступнее и проще. А ТВ вообще позволяет смотреть программы не выходя из дома. Однажды я преподавал в Индии. Так вот: в крохотной комнате с кучей людей и козой посередине были плазменный телевизор и спутниковая тарелка. Вот она, глобализация: ужасная бедность, но на стене весит плазма. У телевидения огромная аудитория. Еще лет 40 назад мой отец был очень заинтересован в телевидении. Он говорил, что кабельное ТВ изменит все, потому что больше не нужно будет собирать огромные зрительные залы. Для телевидения достаточно и небольших групп людей с определенными интересами. Отсюда разнообразие: от исторических каналов до программ для трансгендеров.

Есть ли принципиальная разница между американским и европейским кино?  

Я думаю, разница определенно должна быть.

Говорят, что главная черта американских фильмов – обязательный хеппи-энд. А от европейцев этого не дождешься. 

Наверное, так и есть. Америка уже долго переживает эпоху процветания. Но все равно по большому счету нам очень повезло. У нас есть и природные ресурсы, и леса, и порты. Граничим мы с Канадой и Мексикой, которые никогда не пытались нас захватить. У нас не было войны на своей земле. Хотя если вы посмотрите фильмы 30-х годов, времен Великой депрессии, то увидите, что хеппи-эндов было поменьше.

Если ты можешь сыграть, как пьешь кофе, можешь сыграть что угодно.

А российское кино вы смотрели?

Еще нет. Но опыт подсказывает, что начну. Обычно ты приезжаешь в новую страну, знакомишься с актерами, и тебе хочется посмотреть их работы. Так произошло в Индии. Я никогда не смотрел индийских фильмов, но побывав там и влюбившись в эту страну, стал смотреть много индийских фильмов. Порой выходец извне видит больше, потому что не принимает все как должное. На самом деле хотелось бы больше российского кино. Любовные драмы, комедии, рассказанные кем-то из Москвы, нам, американцам, показались бы чем-то новым, необычным. Я думаю, мы просто не видели достаточно российского кино. Отчасти поэтому я здесь, я хочу встретить талант. Может, это произойдет на спектакле «Три сестры», но скорее всего – я увижу его в конкретном человеке, который будет сидеть передо мной на стуле. Это часть работы преподавателя актерского мастерства – разглядеть растущий цветок. А вырасти он может где угодно.

Lee_Strasberg_with_sons_Adam___David_at_home__NYC_1975.JPG
Ли Страсберг с сыновьями

Что такое талант? 

Талант – это способность поразить. В том числе и самого себя. Но надо спросить себя: а могу ли я повторить это еще раз? В этом как раз помогает обучение. Чем больше ты работаешь над игрой, тем очевиднее раскрывается талант. С другой стороны, чем ты талантливее, тем больше ты преуспеешь в обучении. У нас нет прослушиваний. Мой отец говорил: «Зачем делать кастинг, если все приходят сюда учиться. Если бы они уже знали, как играть хорошо, то не пришли бы». Поэтому поначалу некоторые студенты играют просто ужасно. Но талант уже есть внутри них. Остается показать им дорогу к нему. А другие приходят, у них все прекрасно выходит, но они не растут. Думаю, «довольно неплохо» – это худшее, что может случиться с человеком. Это все равно что попасть в ад. Ты не слишком плох, чтобы хотеть меняться, не мотивирован. Но этой «неплохости» недостаточно, чтобы чувствовать себя комфортно, вдохновляться и вдохновлять других. Быть середнячком – самая печальная участь. При этом такие актеры – обычно люди с опытом, они очень довольны собой, им есть что терять. А нужно хотеть провалиться. Потерять то, что казалось тебе хорошим, чтобы достичь большего.

Что нужно иностранцу, чтобы преуспеть в Голливуде? Помимо языка, конечно.

Иногда язык – это препятствие, но большинство студентов приезжает уже с хорошим английским. Актеры очень быстро распознают талант. И не важно, как человек «звучит», есть ли у него акцент или нет. Если ты талантлив, с тобой хотят работать. У нас был один парень из Италии, у него такой сильный сицилийский акцент, что не возникает сомнений, откуда он приехал. Но он был одним из самых популярных студентов в Институте. Так что с обучением у иностранцев нет проблем. А вот устроиться в индустрии будет сложнее. Нужно быть напористым. Не должно быть сомнений. В Голливуде не так мало очень успешных иностранных актеров. Но я не думаю, что всем необходимо стремиться в Голливуд. Ведь можно приехать и научиться чему-то, а потом вернуться в родную страну и поделиться этим. 

056_DUX5922-Molchanovsky545.jpg