Глянец VS интернет: о чем говорили эксперты
Культура

Глянец VS интернет: о чем говорили эксперты

Вчера в ресторане PPL прошел круглый стол на тему: "Глянец VS Интернет: что эффективнее для продвижения русских брендов?". Спикеры, в числе которых были Евгения Линович, Катя Добрякова, Наталья Догадина, Рита Нестерец, Оксана Бондаренко, Екатерина Мухина, Лаура Джугелия и Маша Федорова, спорили более часа.


Вчера в ресторане PPL прошел круглый стол на тему: "Глянец VS Интернет: что эффективнее для продвижения русских брендов?". Спикеры, в числе которых были Евгения Линович, Катя Добрякова, Наталья Догадина, Рита Нестерец, Оксана Бондаренко, Екатерина Мухина, Лаура Джугелия и Маша Федорова, спорили более часа. 


Яна Валенсия: Лаура, у тебя уникальный опыт работы в журналах Vogue и Tatler. Можешь дать совет русским дизайнерам, как работать с глянцем и с интернетом?

Лаура Джугелия: Я начну с того, что я фанат социальных сетей. Я просто не представляю себя без интернета - инстаграма, фейсбука. Если ты хочешь продвигать свой проект, себя, своих друзей, то первое, что ты должен сделать – это завести страницу в фейсбуке, инстаграме и в остальных “мощных” социальных сетях для того, чтобы тебя действительно узнали. Я начала вести свой инстаграм года два-три назад.

Яна Валенсия:  Внимание, по последним данным, у Лауры в инстаграме 21 тысяча фолловеров.

Лаура Джугелия:  Я начала внести свой инстаграм и заразила этим многих в Conde Nast. Сначала выставляла какую-то ерунду, потом поняла, что людей интересует что-то более личное: я стала фотографировать свои луки, детали одежды.

Яна Валенсия: А поступали к тебе просьбы от русских брендов выложить вещи в твой аккаунт?

Лаура Джугелия: Да,  это начало происходить, когда число фолловеров перевалило уже за 10.000. Мне стали присылать подарки с просьбой выложить. Я таким образом поддерживаю русских дизайнеров. Кто как не мы, сотрудники глянца, можем поддержать дизайнеров.

Яна Валенсия: А как попасть русским дизайнерам на страницы глянцевых журналов? Как, на твой взгляд, глянец поддерживает русских дизайнеров?

Лаура Джугелия:  Глянец поддерживает русские бренды. Я могу отвечать, по крайней мере, за Vogue и Tatler. Главное, чтобы ты попал в тенденцию, в тренд. Если ты не попал, то каким бы крутым именем ты не обладал,  мы не сможем тебя снять. А вот даже если тебя никто не знает, но ты прислал свою коллекцию, которая является подходящей - тебя обязательно возьмут.

 

 

Яна Валенсия: Давайте дадим сейчас слово Кате Добряковой. Катя, я знаю, что у тебя есть свои вопросы к глянцу…

Катя Добрякова:  Да, и эти вопросы не уходят с течением времени. Пока тебя не заметили, тебе нужно самому пробивать стены. Моя карьера, например, началась с того, что я сделала единственную футболку, и мне поступил звонок из L’Officiel: они попросили вещи на съемку. У меня были только футболки из H&M с моими принтами, которые я возила в багажнике и продавала с рук. Потом про меня узнала Даша Веледеева, и поддержала меня большой статьей. Правда, в Vogue мне так и не удалось попасть. Я не понимаю, по какой именно причине.

Яна Валенсия: Зачем тебе вообще попадать в глянец? Я много слышала о том, что глянец сейчас умирает и будущее за интернетом.

Катя Добрякова: Я, кстати, никогда не покупаю глянцевые журналы, даже не помню, когда в последний раз их читала. Единственный момент, когда я читаю глянцевый журнал – это когда лечу в самолете и читаю журнал соседа. Для меня социальные сети – способ гораздо быстрее получить информацию, не дожидаясь трех-четырех месяцев, пока журнал ее опубликует.

Лаура Джугелия: Можно я немного добавлю? Я тоже считаю, что интернет гораздо больше способствует раскрутке, но и глянец не отстает. И хочу в пример привести сестер Рубан. Мы уже давно обсуждали случай, когда вышла статья про девчонок в  Vogue, и к ним обратились с других городов с просьбой о доставке вещей. Поэтому глянец все-таки работает, может, не так быстро, не ежесекундно, но работает.

 

 

Яна Валенсия:  По последним исследованиям, ежемесячный глянец удерживает свои позиции, потому что у него есть эксклюзивные материалы. Многие исследователи говорят, что ежедневные газеты и журналы не могут перегнать по оперативности интернет и над их существованием в будущем стоит большой вопрос. Я бы хотела узнать мнение Юлии Далакян. Юлия, вам уже не нужно проводить какую-то компанию по завоеванию аудитории, у вас она уже есть. Что изменилось с появлением инстаграма и интернета как средства продвижения бренда?

Юлия Далакян:  Несмотря на то, что мой бренд существует 20 с лишним лет, я стараюсь идти в ногу со временем. Это очень важно – поддерживать все новые тенденции. Но, хочу отметить, что я всегда покупаю глянцевые журналы, итальянский Vogue всегда будет на моем столе. Потому что именно с него и началось мое обожание моды. Это, прежде всего, очень эстетичное, стильное издание, с работами потрясающих фотографов. Наверное, глянец должен быть книгой этих произведений искусства. Конечно, интернет – это информация, и я тоже постоянно его использую для ее получения. Сейчас на Неделе моды мы сделали очень крутой проект с ebay: прямо на показе можно предложить свои вещи для сиюминутной закупки онлайн. И это прогресс! А в продвижении, я считаю, в первую очередь, важны личные контакты.

Яна Валенсия: Спасибо, а теперь давайте поприветствуем Женю Линович– дизайнера украшений Masterpeace.

Женя Линович: Вчера я посмотрела фильм “The eye has to travel” про Диану Вриланд. Главная цель ее работы как модного редактора  – это поддерживать новые имена и открывать их американской публике. И это я считаю очень верным. А еще цель глянца – это информация и прививание вкуса, знаний. Также, безусловно, для меня глянец – это статус. 

 

 

Яна Валенсия: Давайте обратимся к Кате Мухиной - у нее большой опыт работы в глянце. Как происходит выбор дизайнеров для съемок?

Катя Мухина: Когда я попала в Vogue, у нас была установка – мы поддерживаем русских дизайнеров, мы поддерживаем молодых дизайнеров.  Безусловно,без главного редактора ничего не попадает на страницы журнала.

Яна Валенсия: Давайте послушаем мнение Маши Федоровой – главного редактора журнала Glamour  и сайта glamour.ru. У вас в инстаграме 32, 500 подписчика. Есть ли отличияв том, как представлены русские дизайнеры в журнале и на сайте?

Маша Федорова: Ни для кого не секрет, что мы коммерческое издание, и когда мы освещаем Недели мод, то, в первую очередь, мы хотим осветить тех людей, которые нас инвестируют и поддерживают. Но они сами прекрасно понимают, что мода держится не только на деньгах, а также на именах, на брендах. Конечно же, в любом обзоре будут наши рекламодатели, но сейчас мы также добавляем туда молодых русских дизайнеров. Что касается нашего сайта, у которого безграничное пространство, не определенное количеством страниц, то, конечно, там можно сделать чуть больше, но это всегда перекликается с тем, что мы нашли для себя при работе с печатной версией.

Яна Валенсия: Теперь предлагаю дать слово Рите Нестрец, так как она завоевала свою аудиторию именно благодаря социальным сетям и коллаборациям. Рит, расскажи, пожалуйста, с чего все начиналось, и был ли какой- то план работы с социальными сетями?

 

 

Рита Нестерец: Когда я начинала свой бизнес CapslockShop, у меня не было денег, вообще не было. Я набрала много кредитов в разных банках, на эти деньги сшила свои первые вещи. Потом я просто завела все социальные сети, которые можно было, и начала снимать всех своих знакомых.

Яна Валенсия: Как давно это было?

Рита Нестерец: Это было 1,5 года назад. 

Яна Валенсия: Скажи, пожалуйста, кто больше о тебе пишет? Глянец или интернет? Когда мы представили список спикеров, мне тут же стали звонить разные люди и возмущаться: «Ты позвала Риту? На нее же подали в суд!». Вся эта история пошла от одного интернет-портала. Я связалась сразу с Ритой, и она сказала, что это клевета. Но интересно, насколько Интернет очень быстро может нанести урон или вознести на пьедестал.

Рита Нестерец: Никакого урона, конечно, нет. Наоборот, я очень благодарна этим людям за бесплатный пиар. У них ведь тоже есть своя аудитория, и не маленькая!

Яна Валенсия: Скажи, а где ты продаешься?

Рита Нестерец: У нас есть интернет- магазин, он появился совсем недавно. Причем раньше мы продавали вещи только через социальные сети, у нас был e-mail, куда люди отправляли свои заказы. В Москве мы продаемся в Podium Market и TrendsBrands.

Яна Валенсия: Спасибо, Рита! Вопрос к Наташе Догадиной. Наташа, как отличается поведение покупателей в твоем бутике и онлайн-магазине?  Кто покупает в интернете, а кто в бутике?

Наташа Догадина: У нас 2-3 продажи в неделю. Средний чек – 30-35 тыс. рублей, и для меня это пока более чем достаточно. Не могу пока сравнить покупателей. Но точно могу сказать, что сейчас присматриваюсь к русским дизайнерам.

Яна Валенсия: У тебя продается Даша Бардеева. Как ты о ней узнала?

 

 

Наташа Догадина: Узнала о ней через подругу Свету Устинову. А потом я увидела ее где-то в глянце. Ее платья мне очень понравились. И тогда мы договорились встретиться.

Яна Валенсия:  К нам присоединилась Оксана Бондаренко, владелица шоурума «Ли-лу», который недавно отпраздновал 20 лет на российском рынке. Оксана, расскажите о ваших планах выхода онлайн, русских дизайнерах?

Оксана Бондаренко: Начну с того, что практически все марки имеют собственные сайты. Интернет-магазины очень мешают розничной торговле, потому что их очень сложно контролировать. У всех разная ценовая политика. Например, в шоу-руме понятно, из чего состоит наценка. А вот огромная наценка в некоторых онлайн-магазинах бывает необоснованной. Все очень осторожно относятся к интернет - продажам. Но за этим будущее.
Я более позитивно смотрю на тех, кто имеет и то, и то. Самый известный пример – Aizel и ЦУМ, цены у них одинаковые и в интернет-магазине, и в бутике. Не думаю, что интернет приносит большую дополнительную прибыль, но содержание интернет-магазина не такое уж и дорогое

 

 

Мага Умхаев: Мы упускаем одну деталь - мы обсуждаем все на уровне Москвы. Если мы говорим о глянце и охвате аудитории, надо рассуждать с точки зрения всей страны в целом. Скорость в регионах другая.

Маша Федорова: Мага прав по поводу скорости – скорость распространения информации на Москву немного другая. А еще глянец вызывает больше доверия. В интернете ты допустил ошибку, а затем ее тут же стер. А мы должны все перепроверять, 5 корректур до и после, иначе будем расплачиваться за нашу ошибку.

Катя Добрякова: А я через соц сети попала на TV, веду программу «Давай оденемся». Редактора меня нашли именно через соцсети.

Катя Мухина:  Я уверена в том, что у каждого своя ниша, и каждый ресурс эту нишу занял. Нет лучше, нет хуже. Кому-то больше подходят соцсети, а кому-то журналы.

Фото: TrendSpace.ru / Роман Дротенко

 

Александра Маниович и Светлана ЗахароваЮлия Далакян, Катя Добрякова, Наталья Догадина, Лаура Джугелия и Рита НестерецЕвгения ЛиновичЛидия Александрова и Надежда ОболенцеваЛаура ДжугелияЕкатерина МухинаМарина КимСветлана Родина, Алла и Расим АкперовыОксана БондаренкоПолина ФилоненкоМари Коберидзе Яна Валенсия