Это просто «Китайская грамота»
Культура

Это просто «Китайская грамота»

Свиные уши и куриные лапки в нашумевшем ресторане Александра Раппопорта - честный отчет нашего колумниста.

По пятницам в «Китайской грамоте» нет свободных столиков. То натыкаешься на пресс-секретаря Медведева Наталью Тимакову, то на журналиста Леонида Парфенова.   От блюд, которые проносят мимо, невозможно оторвать взгляд. Казалось бы, кто мог ожидать таких успехов от китайского ресторанчика, находящегося  в полуподвале одного из домов в начале Сретенки? Даже если открыл его сам Александр Раппопорт, который после перевоплощения унылого ресторана «Мост» в модную брассерию, вошел в пантеон ресторанных гуру. При том, что Александр все-таки не ресторатор, а успешный адвокат, путешественник и гурман.

 

 

Впрочем, то, что «Китайская грамота» – заведение  буржуазное и принадлежит человеку со вкусом, понятно уже у входа – и по массивному дубовому фасаду подъезда, и по цветущим кустам рододедронов, и по уютному дивану с подушками в холле. Пафос гламурного интерьера принижает здоровая самоирония  – с типично английских подушек, щедро выложенных на кожаной мебели, смотрят бульдоги. Огромные, музейного размаха шкафы из благородного дерева хранят в себе как классические китайские вазы, так  и агитационный фарфор с фигуркой Мао Дзедуна. На стенах – портреты девушек в гимнастерках с красными повязками. Такие же девушки встречают вас при входе и, проводив к столу, оставляют красную папку меню с  большой пятиконечной звездой. 

 

 

При всем обаянии этих остроумных деталей открыть в Москве ресторан именно гуандунской кухни гуанчжоуской школы (китайская грамота, мы вас предупреждали)  – это уже подвиг. И не только потому, что китайская еда в нашем городе представлена парой довольно грязных забегаловок с едой, абсолютно беспощадной в своей бескомпромиссной борьбе против качества. Гуандунская кухня из одноименной южной провинции считается из всех национальных кухонь Китая самой экзотичной  – здесь готовят змей, мышей, крокодилов, медвежьи лапы и обезьяньи мозги. Она является также  и самой изысканной : гуанчжоуские повара составляли основу для императорского меню в Древнем Китае. И хотя в «Грамоте» со змеями и крокодилами в меню что-то не сложилось, с гуанчжоуской изысканностью все более чем – даже такие пугающие названиями блюда, как хрустящее свиное ухо или телячий желудок с кинзой выглядят почти неправдоподобно нарядно.

 

 

Обслуживание, о котором все так много писали в Facebook’е в первый месяц после открытия, в действительности, не выглядит столь удручающим, хотя мне и досталось барное меню вместо обеденного. На досуге я увлеклась изучением  коктейльного листа и ни на минуту об этом не пожалела – если вы решились в первый раз в жизни на куриные лапки (от отличных французских кур, если вас это обнадежит) или телячий язык в хрустящем свином ухе, то заказывайте смело «Манки Форест» на основе ликера Pisco и свежего щавеля – после него уже ничего не страшно. Правда, девушки обычно предпочитают начинать с нежно-розового коктейля из маракуйи и водки Absolut «Хакамада не китаец».  

 

 

Из закусок надо непременно брать битые огурцы с кешью и кинзой, а также салат из баклажан с помидорами – как они его делают, для меня осталось загадкой. Баклажаны, вроде, обжаривают во фритюре, но они при этом не жирные, а сладкие. Говорю же – загадка. Еще вполне диетический вариант – дважды сваренный цыпленок в имбирном соусе. Что дает повторное отваривание практически на пару сказать сложно, но кто я такая, чтобы спорить, когда так вкусно?

 

 

В меню много маленьких веселых мелочей – так называемые  семечки из обжаренных мелких утиных частей, шанхайские речные рачки, а к ним еще и поп-корн из раковых шеек.

Из горячего был хорош «Гусь и гусь» – внизу щипаный со сливовым и тамариновым соусом, наверху – насыщенными соком кусочками, а также цыпленок с чесноком, у которого такая же чудесная корочка, как и у пекинской утки. Ну а зажаренную целиком дорадо надо брать хотя бы из-за внезапной красоты. Вот только овощи на воке не заставили мое сердце биться чаще – но, справедливости ради должна сказать, что это – единственное блюдо, которое оставило меня равнодушной.

 

 

И чтобы кто ни говорил, вы просто обязаны попробовать как минимум два местных десерта. Во-первых, жареное молоко – вполне традиционное блюдо гуанчжоуской кухни, которое  меньше всего похоже на молоко и, возможно, даже безбожно сладко. И непременно, слышите, непременно, закажите имбирную панакоту с маракуйей – это божественно. Для дижестива совсем неплохо заказать «Понты большой панды» – свежий и легкий коктейль c зеленым виноградом и жасминовым сиропом – и уйти из ресторана крайне довольным собой. При всем этом гастрономическом великолепии цены в «Китайской грамоте» вполне щадящие.

 

 

Резюме: интеллигентный китайский ресторан и бар с умопомрачительными коктейлями

Цены: от 160 р. за салат из огурцов с белым луком до 1850 р. за лобстер в сливочном соусе. В среднем закуски – около 400 р., горячие блюда – около 500 р.

Что приятно: бокал шампанского Louis Roederer Brut стоит здесь 900 р., что по московским меркам – почти даром.

Бонус: элегантный бар, где подают еду – можно заказать «Шанхай Блюз», а к нему – поп-корн из раковых шеек.

Минус: обслуживание может разочаровать, особенно при большом скоплении народа. Чем-то недовольны – сразу зовите управляющего.

Рейтинг: 9/10

Автор: Мария Лобанова

 

Теги: еда