Культура

Куратор Еврейского музея Мария Насимова: "Не помню ни одной легкой выставки"

Месяц Израиля на TrendSpace продолжается.

Мы побеседовали с Марией о выставке мечты, любимых московских музеях, должности куратора и ориентирах на западных коллег. 

Вы как-то сказали, что у каждого музея есть своя задача. Какая задача у вашего? 

Задача нашего музея: рассказывать историю одного народа на территории одной страны. Мы исторический музей, который максимально интересно рассказывает о разносторонней еврейской культуре и истории очень современными способами. 

Есть ли у вас выставка мечты? Опишите ее.

Это все равно, что рассказать о своем желании, которое загадываешь, задувая свечи на торте в день рождения. Есть форматы выставок, которые я хотела бы делать, или художники, которых я хотела бы показать. Но, наверное, самая моя желаемая выставка на определенную тему, а именно – о любви и ненависти. Однако это настолько сложносочиненные материи, что придется с этим жить довольно долго, и только потом, может, удастся сделать интересный проект.

.jpg

Назовите ключевые составляющие хорошей выставки.

50 % – интересные экспонаты и материалы, 30 % – концепция и/или сюжет, который повествует выставка, 20 % – дизайн. Часто один из факторов сильно превалирует над остальными. Мне редко встречались выставочные проекты, которые были в балансе. Выставка – это отдельный мир, в который ты должен увлечь зрителя, и тут важны детали.

У вас есть любимый музей в Москве? Не считая вашего. Часто вы ходите в другие московские музеи?

Я всегда хожу во все музеи, профдеформация. Я очень сильно люблю "Новую Третьяковку". В первую очередь за коллекцию XX–XXI веков. Также мне очень нравятся проекты, которые делают в галерее "На Шаболовке". 

Как думаете, каких музеев не хватает в Москве?  

Об этом можно разговаривать часами. Но я все же считаю, что Москве не хватает музея и/или культурного центра, посвященного XX веку, русскому и западному искусству. В России кроме пяти-десяти имен крупнейших западных модернистов никто и не знает. А ведь на них выстраиваются очереди по всему миру.

Вы учились в Лондоне, посещали там музеи, наверняка подмечали для себя тамошние "фишки", принципы работы. Переняли ли вы что-нибудь у зарубежных коллег?

Когда я училась в Лондоне, я не очень понимала, что перенимать. Все вызывало восторг. Музей Тейт Модерн казался просто лучшим музеем на планете. Сейчас уже я могу сказать, что это самый сложный и непонятный музей, больше напоминающий молл. Эффект насмотренности очень важен для любого человека, работающего в креативной индустрии (простите за выражение). Поэтому я очень много езжу и изучаю опыт коллег. Но этим я никого не удивлю.

.JPG

Вы в музее с 2013-го. Самая сложная ситуация, с которой вам пришлось столкнуться за время работы?  

Каждый проект несет свои сложности и специфические нюансы. И все они кажутся ну САМЫМИ сложными и ничего хуже с тобой не случалось. Я не помню ни одной выставки (даже самой маленькой), которая далась бы легко. Наверное, самое сложное было – сделать экспозицию за 11 часов, которые мне были даны на все: отбор экспонатов, печать, обрамление, этикетаж, договор, развеску и так далее.

Лучшая выставка Еврейского музея?

Мне сложно оценить свою работы и работу моей команды. Я могу сказать о своих любимых проектах. Это, конечно же, выставка Герхарда Рихтера "Абстракция и образ" и проект "До востребования".

Вы проработали здесь уже несколько лет. Все ли вас устраивает в должности куратора? Что вам дала эта должность?

Это именно то, чем я всегда хотела заниматься. Я думаю, что у меня еще большое поле для развития. Так что пока рано проводить оценку.

Ваш музей существует на частные деньги. Есть музеи, у которых нет столь впечатляющего попечительского совета. Как человек знающий, скажите, сложно ли добиться финансовой поддержки от государства?

Я не знаю, каково добиваться финансовой поддержки от государства. Я всегда работала на частные учреждения культуры и этому несказанно рада. У каждого крупного музея есть свой попечительский совет (который часто пересекается с нами). Просто для них это один из источников средств, а для нас – единственный и основной.

Кто приходит в музей чаще – подростки/молодые люди или же взрослые?

У нас две основные аудитории: 23–35 и 60–75 лет. В музее происходит очень много всего как раз для того, чтобы привлекать разные аудитории, поэтому очень сложно определить средний возраст.

.jpg

Вы помните первую выставку, которую посетили?

Честно признаться, не помню. Помню восхитительную выставку Пикассо в ГМИИ им. Пушкина, и, конечно, можно с легкостью сказать, что выставка Сая Твомбли в Тейт Модерн побудила меня променять образование в Лондонской школе экономики на Goldsmiths.

Кто-нибудь из вашей семьи занимался схожей деятельностью?

Нет, у меня классическая еврейская семья с клановым семейным бизнесом, переходящим из поколения в поколение. А вторая половина семьи – врачи.

Что в планах у Еврейского музея в ближайшем будущем?

Планов много. В этом году мы откроем две выставки: "Каждому по свободе? История одного народа в годы революции" и ретроспективу Эль Лисицкого. Таким образом отпразднуем наш первый юбилей – пять лет.

С чего бы вы посоветовали начать знакомство с еврейской культурой человеку неосведомленному? Живопись, литература, кино, музыка?

Наверное, с литературы. Все-таки не зря евреев считают народом книги. Попробуйте начать с книг Шолом-Алейхема и Исаак Башевича-Зингера. Но я бы не стала акцентировать внимание на определенном жанре. Все зависит от личного интереса. 

Читайте также:

Пейсы, бабки, мировое господство. Три главных стереотипа о евреях

Свой бизнес: бренд элитной иудаики от Давида Ройтмана

Интервью с того света: Стэнли Кубрик

Как израильский психоделический транс стал культурным феноменом

Лучшие марки израильской косметики

Илан Остроброд: "Кошерным может стать блюдо любой страны"