Отрывок из книги: "Когда грабить банк и другие лайфхаки"
Культура

Отрывок из книги: "Когда грабить банк и другие лайфхаки"

От авторов "Фрикономики".

В издательстве "Альпина Паблишер" выходит новинка от авторов "Фрикономики" Стивена Левитта и Стивена Дабнера - "Когда грабить банк и другие лайфхаки". В новой книге профессор экономики Университета Чикаго и известный журналист в сжатом формате остроумно анализируют самые разные проблемы современного мира: от импортозамещения до влияния борделей на экологию. TrendSpace публикует часть одной из самых интригующих глав - "Больше секса, пожалуйста: мы же экономисты!"

35415646.jpg



Экстренное сообщение: любители футбола не такие сексуально озабоченные, как считалось

Несколько лет назад Германия легализовала проституцию. Как пить дать, хотела удружить болельщикам, собравшимся на чемпионат мира по футболу. Бордели по всей стране увеличили штат и приготовились к наплыву посетителей. Но, судя по всему, никакого наплыва не было. Может, болельщики сочли, что судьи их уже и так достаточно поимели, чтобы еще идти ночью и платить за это?

Нескромное предложение: не пора ли ввести налог на секс?

Рассуждаем.

• Замечено, что демократы (в целом) выступают за налоги, а республиканцы (в целом) выступают против ненужной сексуальной активности.
• Непреднамеренные расходы на сексуальную активность недопустимо велики, особенно в политической сфере (вспомним хотя бы господ Клинтона, Фоли, Крейга и Эдвардса).
• Стремление к сексу дорого обходится и за пределами политической сферы, взять хотя бы снижение производительности труда, нежелательные беременности, венерические заболевания и разрушенные браки (а также другие взаимоотношения).
• Федеральным властям не хватает денег (как всегда).

С учетом всего этого предлагается: ввести в Соединенных Штатах «сексуальный налог».

Сразу скажем: цель налога состоит не в том, чтобы ограничить секс как таковой, а в том, чтобы решить проблему расходов, вызванных некоторыми видами сексуальной активности. На эти виды активности, особенно если их предают огласке, зачастую тратятся драгоценные ресурсы, которые могли бы пойти на более достойные нужды. Стало быть:

• Супружеские пары будут получать значительный кредит за санкционированный секс в условиях семьи. (И наоборот.)
• Наибольшие суммы налога будут взиматься за добрачную, внебрачную, а также разного рода необычную и нежелательную сексуальную активность.
• Секс между представителями одного пола или между более чем двумя участниками, а также секс на пляже, в самолете и других нетрадиционных местах будет облагаться более высоким (хотя пока не установленным) налогом.
• Также следует разобраться с некоитальными связями. Налоговая служба должна получить полное право собирать вышеназванный налог. 

The-Tax-Impact-of-Same-Sex-Marriage.jpg

Далее:

• Выплата налога отчасти добровольна, но не более добровольна, чем налоги с благотворительных взносов и предпринимательства или плата за товары и услуги. Соответственно, собираемость будет очень приемлемой.
• Появится много документов, свидетельствующих о сексуальной активности налогоплательщиков. Эти документы помогут в целом ряде вопросов, например в найме на работу, ухаживании и участии в политических делах.
• Типичный налоговый аудит станет значительно более интересным для аудиторов, а квалифицированные сотрудники охотнее идут на интересную работу и охотнее на ней остаются.

Следует признать, что в политическом плане подобрать название для вышеназванного налога может оказаться нелегким делом. Вспомним, как один и тот же налог одни партии именуют «налогом на наследство», а другие — «налогом на смерть». Возможные варианты: налог на создание семьи; налог на внепрограммные и малые  сексуальные  связи.

Далее:

• Идея «сексуального налога» в Америке уже высказывалась. В 1971 году Бернард Гладстон, законодатель-демократ из Провиденса (штат Род-Айленд), предложил ввести эту меру в своем штате. По его словам, это «единственный налог, который, по-видимому, будет переплачиваться». К сожалению, затею быстро отвергли, несправедливо заклеймив ее как «дурновкусие».
• При введении такого налога можно опираться на исторический (пусть и выдуманный) прецедент — сходный налог описан в романе Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера»: «Наиболее высоким налогом облагаются мужчины, пользующиеся наибольшей благосклонностью другого пола, и ставка налога определяется соответственно количеству и природе полученных ими знаков благорасположения; причем сборщики податей должны довольствоваться их собственными показаниями».
• Непонятно, почему Свифт и Гладстон считали, что этим налогом должны облагаться только мужчины, но в свете последних, да и не только последних новостей они, наверное, были на сто процентов правы.

Больше секса, пожалуйста: мы же экономисты!

Стивен Ландсбург, профессор экономики в Рочестерском университете, — автор плодовитый и весьма своеобразный. У него одна теория хлеще другой: женщины задыхаются под давлением; скаредность — форма щедрости и т. д. Он написал книги «Экономист на диване» (The Armchair Economist) и «Честная игра» (Fair Play), которые можно считать непосредственными предшественниками «Фрикономики». Его последняя книга называется «Больше секса — безопаснее: Нестандартная экономическая мудрость» (More Sex Is Safer Sex: The Unconventional Wisdom of Economics). Мы спро- сили его, что имеется в виду.

Многие истории в вашей книге основаны на идее, что люди должны жертвовать личным благополучием ради большего блага: например, мужчины, не страдающие венерическими заболеваниями, должны быть сексуально активнее, чтобы у здоровых женщин были здоровые партнеры. Реально ли воплотить такие идеи на практике в нашем обществе?

Конечно. Мы все время воплощаем на практике такие идеи. Мы считаем, что владельцы заводов, загрязняющих атмосферу, должны поступиться частью личного благополучия (а именно доходами) ради большего блага. Для этого прибегаем к лицензии на выбросы (если у нас есть голова на плечах) или неудобным правилам (если у нас  с головой плохо). Мы думаем, что профессиональные жулики должны поступиться некоторыми аспектами личного благополучия (а именно совершением краж) ради большего блага. Для этого указываем им на перспективу тюремного срока.

Наше личное благополучие почти всегда противоречит большему благу. Когда в ходе бейсбольного матча обстановка на поле накаляется, все встают, чтобы лучше видеть, — и в результате никому ничего не видно. На вечеринках все говорят громко, чтобы их услышали, — и в результате все уходят домой с больным гор- лом. Единственное серьезное исключение составляет взаимодействие продавцов и покупателей на конкурентном рынке, где благодаря достаточно тонкой настройке система цен идеально координирует личные и общественные интересы. Это чудесное исключение — но именно исключение. В большинстве других областей есть возможность улучшить стимулы, которые движут людьми. 

В книге «Больше секса — безопаснее…» приводятся примеры неожиданных и парадоксальных разрывов между личными и общественными интересами. Один из ярких примеров — случайный секс. Если вы вступаете в связи направо и налево, рискуя подхватить ВИЧ, вы можете «загрязнять» своих партнеров всякий раз, когда занимаетесь сексом. И вас надо от этого отвадить — точно так же, как пресекают загрязнение окружающей среды. Но есть и другая сторона медали: если вы человек осторожный и, скорее всего, здоровый, значит, секс с вами безопасен и вы способствуете здоровью партнеров. Это противоположно «загрязнению» и должно поощряться по тем же причинам, по которым «загрязнение» должно пресекаться.

Я — высококлассная «девушка по вызову»; спрашивайте что хотите

В «Суперфрикономике» мы рассказали об элитной эскорт-модели, которая добилась финансового успеха благодаря деловым способностям и пониманию экономики. Мы называем ее Элли (это имя не является ни ее настоящим именем, ни профессиональным прозвищем). После публикации книги интерес к Элли настолько вырос, что она согласилась ответить на вопросы читателей в нашем блоге. Ниже приведены вопросы (чуть переформулированные) и ответы Элли.

Расскажите, пожалуйста, как вы стали эскорт-моделью и что думает (и знает) семья о вашем роде занятий.

Мои родители совсем не в курсе моих занятий и моей сексуальной жизни. Я работала программистом, потом решила уволиться и заняться эскортом. А все получилось так. Я не была замужем и встречалась с мужчинами с сайта знакомств. Всерьез никто не приглянулся, хотя было много неплохих вариантов. Вообще я выросла в очень консервативном городке и в тот период пыталась понять свою сексуальность. У меня никогда не было идефикса на девственности и моногамии, но я и не потакала всем своим желаниям. Однако по мере того как я общалась с людьми, которые вели иной образ жизни, мои стереотипы стали уходить. В то время мне было за двадцать и я вела активную сексуальную жизнь. А однажды написала в своем профиле в системе мгновенного обмена сообщениями, что оказываю эскорт-услуги. Уже через несколько секунд меня завалили предложениями, а через неделю, пообщавшись с несколькими людьми, я решилась на встречу с дантистом в гостинице. Все было не так гламурно и далеко не так эротично, как я воображала. Но у меня осталось чувство, что и «ничего плохого». И я подумала: одна такая встреча в месяц — и будет чем выплачивать автокредит, да еще останется на мелкие расходы. Но потом эскорт стал основным занятием. Я ушла с работы: хотелось иметь свободное время. Я ведь еще и заботилась о родственнике, который был серьезно болен. Свободное время и деньги были очень нужны.

Unmade-Bed.jpg

В моральном плане вас ничего не смущает?

В моральном плане секс за деньги меня не смущает, если это секс безопасный, по взаимному согласию и между взрослыми людьми. Но меня всегда волновало, как связанные с этим социальные и юридические вопросы могут отразиться на моем будущем и моих отношениях с людьми, которых я люблю.

А что у вас за клиенты?

Клиенты обычно белые, женатые, владеющие какой-то профессией, возраст — между сорока и пятьюдесятью, доход — более $100 000 в год. В основном врачи, адвокаты и бизнесмены, которые хотят днем на пару часиков отвлечься от дел.

Многие ли из ваших клиентов женаты?

Почти все мои клиенты женаты. Думаю, более 90%. Я это не оправдываю, но у них есть потребность в спутнице. В основном это мужчины, которые не могут позволить себе интрижку [если захотят], но им нужны необязывающие свидания. И чтобы эти встречи не нарушали их семейную жизнь.

Что знают и думают жены ваших клиентов об их визитах к вам?

У меня редко бывает возможность выяснить, что думают жены. Хотя несколько раз такое случалось — по-моему, эти женщины не сильно переживали.

Знаете ли вы настоящие имена своих клиентов?

Да. Всегда. Я настаиваю на том, чтобы они сообщили имя, фамилию и место работы, чтобы я могла связаться с ними перед встречей. И когда мы встречаемся, я также проверяю документы. Еще я пользуюсь услугами компаний, которые помогают эскорт-моделям удостоверять личность клиентов. Проверив клиента, они заносят его данные в базу, чтобы потом, если о нем опять будет запрос, информация была наготове. Я им звоню, и они за плату сообщают, не было ли у девочек проблем с данным клиентом, где он работает и как его полное имя.

Каковы ваши расходы, связанные с вашей профессиональной деятельностью?

От $300 до $500 в месяц за базовую рекламу в   Интернете. Сайт — $100 в год. Телефон — $100 в год. Фотографии — $1500 в год. Если это эскорт-тур, бывают дополнительные расходы: на поездку, гостиницы, плюс еще на рекламу.

Вы не жалеете, что выбрали такую профессию?

Став эскорт-моделью, я получила много возможностей, которые иначе были бы для меня закрыты. Но за все приходится платить. И дело не только в расходах на рекламу, фотографии и сайты. При такой работе практически невозможно находиться в здоровых отношениях. Отсюда — одиночество. Кроме того, по многим причинам очень сложно было скрывать свою работу от друзей и семьи.

feet-sheets.jpg

Как, на ваш взгляд, изменилась бы проституция, если бы ее легализовали? Хотели бы вы, чтобы ваша дочь стала проституткой?

Если бы социальные и юридические барьеры отпали, мне кажется, профессия эскорт-модели походила бы на профессию терапевта. (Я никогда не была терапевтом, поэтому мои познания на сей счет ограниченны.) Подобно большинству эскорт-моделей, терапевт продает свои навыки на почасовой основе. Терапевту также приходится иметь дело с людьми в первый раз, когда он не знает, кто войдет в дверь. У многих есть свои кабинеты, и они работают в одиночку. Кроме того, консультация обычно носит приватный характер и предполагает конфиденциальность. Думаю, нередко одни пациенты нравятся терапевтам, а другие не нравятся. Очевидно, доход терапевта, как и представителя почти любой другой профессии, увеличивается, если клиент чувствует, что терапевт хорошо к нему относится. Конечно, я не хочу сказать, что обладаю навыками профессионального терапевта, да и никак не хочу принизить их работу. Но сходства налицо… А если бы у меня была дочка, я бы хотела, чтобы она была сильной и имела возможность делать все, что хочет, и чтобы распоряжалась сама своей сексуальностью. Но эта работа имеет свои недостатки  в том смысле, что многого требует. Она многое осложнила в моей жизни и в моих отношениях. Поэтому, как и все родители, я бы хотела для своего ребенка больше, чем имела сама.

Считаете ли вы, что проституцию следует легализовать?

Думаю, да. Если пара встречается поужинать и выпить бутылку вина, а потом занимается сексом, это свидание. А если встречается поужинать и выпить бутылку вина, потом занимается сексом и на туалетном столике остается конверт с деньгами, это незаконно. Но есть женщины, которые и рады бы бросить проституцию, да не видят для себя иных вариантов. Они работают в иной области индустрии, чем та, в которой была занята я. Многие из них употребляют наркотики, подвергаются дурному обращению. Есть и другие проблемы. Но надо не тратить время и деньги на то, чтобы их арестовывать и судить,  а сделать так, чтобы у них появились другие возможности и место, куда они могли бы пойти за помощью. Если женщина не хочет быть проституткой, нельзя, чтобы ей приходилось этим заниматься. Надо предоставить ей необходимую помощь. А если хочет, пусть занимается. Но нельзя, чтобы человеку приходилось зарабатывать тем, что противоречит его нравственным принципам.

Как повлияла бы легализация на вашу бизнес-модель?

Думаю, пришлось бы снизить цены. Уверена: в этом случае больше людей захотели бы сделать проституцию своей профессией, да и больше мужчин бы в нее пошли. Но легализация не сняла бы все барьеры. Все равно ведь позорное клеймо лежит и на эскорт-моделях, и на клиентах. В таких странах, как Канада, контроль за соблюдением законов о проституции чрезвычайно слабый, но хоть цены и пониже, все-таки они не слишком сильно отличаются от наших. Так что все равно многие мужчины будут бояться, что жена узнает. И я все равно не захочу сообщать семье, кем работаю.

Дабнер и Левитт писали, что вы изучали экономику. Как это повлияло на ваш ход мыслей в вашей профессии?

Пожалуйста, вот примеры.

Обед с друзьями = альтернативные издержки
Полная информация = обзорно-информационные сайты Трансакционные издержки = организация встречи Повторяющаяся игра = репутация
Дифференциация продукта = не  блондинка

…Кроме шуток: знала бы я тогда то, что знаю теперь!


Стивен Левитт и Стивен Дабнер, "Когда грабить банк и другие лайфхаки". Издательство "Альпина Паблишер"