Отрывок из книги: "Ничего личного"
Культура

Отрывок из книги: "Ничего личного"

"Как социальные сети, поисковые системы и спецслужбы используют наши персональные данные".

В издательстве "Альпина Паблишер" выходит книга "Ничего личного". Эндрю Кин, которого в Кремниевой долине прозвали Антихристом за неуемную критику цифровых гигантов, живописует историю знаменитых соцсетей, анализирует их влияние на нашу жизнь и рассказывает, как Facebook и Google могут усугубить безработицу и экономическое неравенство. TrendSpace публикует отрывок из новинки - о рождении и подводных камнях Instagram.

Без имени.jpg


Moment Instagram

Летом 2010 г. Кевин Систром, молодой предприниматель двухметрового роста из Кремниевой долины, отправился со своей подругой Николь Шутц в колонию хиппи на полуострове Баха в Мексике.
Это было одно из тех артистических ретросообществ на побережье
Тихого океана, которое все еще купалось в смутных отблесках славы
контркультуры 1960-х, — беззаботное место, хорошо подходящее для
того, чтобы переосмыслить себя и свою жизнь. Несмотря на то что он
окончил Стэнфордский университет по специальности «бакалавр-ин-
женер» и три года проработал в Google, 27-летний Систром считал себя неудачником.

Систром приехал на запад, в Кремниевую долину, из Новой Англии,
чтобы, как он деликатно выразился, «быстро разбогатеть». Но до сих
пор ему так и не удалось заработать «до хрена денег», чтобы купить
демонстративно роскошные особняки, личные реактивные самолеты
Bombardier и стать постоянным клиентом UberCHOPPER — этот сервис
некоторые из его сверстников, выпускников «Стэнфордской фабрики
миллиардеров», как называет университет Forbes, уже воспринимали как должное. Хуже того, он мучительно близко пролетел мимо
двух эпических сделок: сначала в 2005 г. отказался от предложения
недоучки из Гарварда по имени Марк Цукерберг разработать сервис
обмена фотографиями для созданного им стартапа — социальной сети Facebook, после чего отказался и от стажировки вместе с Джеком
Дорси в Odeo, стартапе в Сан-Франциско, впоследствии превращенном
Дорси в Twitter.

   Сегодня эти бесстыдные автопортреты — от безумного пристрастия к селфи на похоронах до «девушки на мосту», умудрившейся сфотографировать себя на фоне человека — стали доминирующим способом самовыражения.

«Я упрекал себя: “Потрясающе. Итак, ты опоздал на корабль Twitter.
Ты опоздал на корабль Facebook”», — позже признавался Систром.
Систром приехал на Баха, чтобы подумать над тем, как не опоздать
на такие корабли в будущем, а также как построить такой корабль
самому. У него уже имелся стартап под названием Burbn, сервис онлайнового геопозиционирования, поддерживаемый венчурным фондом Andreessen Horowitz. Но летом 2010 г. Burbn мало что мог противопоставить лидерам рынка, подобным Foursquare — хорошо финансируемому сервису геопозиционирования, позволявшему миллионам своих пользователей указывать в социальной сети свое местоположение.

Burbn со всей очевидностью ему проигрывал. Поэтому, если позаимствовать избитое клише Кремниевой долины, Систрому требовалось «радикально изменить мировоззрение» — разрушить свой имитационный стартап и перезагрузить его в духе разрушительного созидания. Систром решил заняться фотобизнесом. Он увлекся фотографией еще в старших классах элитной школы Middlesex в Массачусетсе, где он был президентом клуба фотолюбителей. Во время учебы в Стэнфордском университете Систром даже потратил целый семестр на изучение фотодела в итальянской Флоренции, где он заинтересовался технологией использования фильтров, придававших снимкам теплое и размытое свечение — в стиле ретроэстетики, напоминающей о колонии хиппи на полуострове Баха.

Смена мировоззрения Систрома воплотилась в замысел преобразовать Burbn в социальное приложение для обмена фотографиями — своего рода сочетание Flickr, Foursquare и приложения для Facebook, предназначенное для использования только на мобильных устройствах. Будущее великое достижение зарождалось летом 2010 г. на мексиканском пляже. Гуляя вдоль кромки Тихого океана и держа за руку Николь, Систром, непревзойденный продавец, расписывал ей идею будущей социальной сети, построенной вокруг снимков, сделанных на камеры смартфонов. На это подруга возразила, что ей недостает веры в творческие способности, чтобы делиться своими мобильными фото с друзьями. И вот именно в тот момент Кевина Систрома осенило: «Ага!» Он испытал своего рода алхимическое озарение, которое превратило серийного неудачника, опоздавшего на корабли Facebook и Twitter, в нового Марка Андриссена.