«В журналистах раздражает резкость»
Стиль жизни

«В журналистах раздражает резкость»

Основательницы PR-агентств Юлия Прудько, Ольга Флер и Дарья Тинбуш рассказали об особенностях работы со звездами.

Юлия Прудько

Основательница агентства JUNE&JULY

Юлия Прудько

Вы пришли в PR из журналистики. Скажите, как ваш прошлый опыт помог вам в PR-деятельности? 

Честно говоря, будучи журналистом, я и предположить не могла, что когда-нибудь окажусь в PR. Если бы знала, наверное, была бы каким-то более общительным журналистом. Но опыт работы в крупном издательском доме, безусловно, пригодился. Когда я была по ту сторону глянца, пиарщики меня очень утомляли и напрягали. Поэтому главным правилом моей собственной PR-кампании стало отсутствие навязчивости. Никакого занудства и прессинга, только PR, только хардкор. А вообще, если честно, мне повезло: я действительно очень тепло общаюсь со всеми, с кем работаю. Это и обусловило такое теплое светлое название моего агентства — JUNE&JULY. Так что в нашем случае связи с общественностью максимально дружеские!

Сколько человек работает в вашей команде? Можете ли вы передать кому-то бренд полностью или всегда все держите под своим контролем?

У меня работает три человека, которые для меня не просто сотрудники, а настоящие члены семьи. Они абсолютные профессионалы, и им я спокойно могу доверить не только бренд на PR, но и множество других дел. Новорожденного сына, например. Безусловно, я всегда в курсе всего, что происходит в нашем агентстве, интегрируюсь в работу с каждым клиентом и присутствую на 99% встреч с партнерами. Но не потому, что не доверяю своим девочкам, а потому, что просто люблю эту работу и стремлюсь делать ее максимально качественно. Зачем же лишать себя такого удовольствия?

Связи — одна из главных составляющих в PR. Когда вы начинали заниматься этим, у вас уже был определенный круг знакомств или вы нарабатывали все с нуля?

У меня были друзья среди журналистов, потому как я и сама пять лет проработала в издательском доме Sanoma Magazines. Но больше половины контактов пришлось налаживать с нуля. К счастью, теория семи рукопожатий прекрасно работает. Знаешь одного — будешь знать всех.

Назовите три вещи, которые вам не нравятся в работе PR?

Если бы в деле, которому я посвящаю свою жизнь, набралось три вещи, которые мне не нравятся, думаю, я бы просто не стала им заниматься. На самом деле минус только один — некая общая предвзятость к профессии PR из-за навязчивости и «прилипчивости» некоторых ее представителей. Но в случае с нашим агентством мы эту историю пресекли на корню.

Не возникает ли у вас желания вернуться в журналистику? Что подтолкнуло вас уйти из журналистики?

Подтолкнула, вероятно, сама судьба. Проработав пять лет в глянце, я начала осознавать, что устаю от тем, так или иначе повторяющихся каждый сезон. Как говорится, перо стало забиваться. И хотя работа в Sanoma — одно из самых прекрасных воспоминаний в моей жизни, я рада, что вовремя ушла. Мне сделали предложение, от которого нельзя было отказаться, — я должна была писать книгу для модного Дома Kira Plastinina. А впоследствии стала заниматься пиаром брендов KIRA PLASTININA, LUBLU и самой Киры. С этого начались мои активные связи с общественностью. В журналистику возвращаться не тянет, так как я сделала все возможное, чтобы из нее далеко не уходить. Пишу для Harper's Bazaar, Glamour, веду модную колонку на Love2Beauty, работаю над несколькими сценариями. Надеюсь, писательство никогда не покинет мою жизнь.

Юлия Прудько

Вы молодая мама. Работа в сфере PR предполагает плотный рабочий график, выходы в свет. Как у вас получается совмещать семью и работу?

Мне кажется, в рамках собственного бизнеса совмещать семью и работу гораздо проще. Федору сейчас 2,5 месяца, и он везде со мной. В нашем офисе, который находится за Большим театром, у него есть своя «люлька босса», как я ее называю, и ему там очень нравится проводить время, слушая оперные премьеры во время репетиций. Я беру его с собой на все встречи и переговоры, возможно, отчасти из-за этого многие из них проходят крайне продуктивно. И еще у Федора чудесный папа, я называю его «святой отец». Он всегда с удовольствием остается с сыном по вечерам, когда мне надо быть на показе или каком-то светском мероприятии.

Есть ли у вас в сфере мирового PR кумир, с которого вы берете пример в работе?

Я много слышала о Карле Отто и ее PR-империи. Не могу сказать, что она мой кумир, так как не знаю изнутри, как работает ее компания. У меня намечается проект, в рамках которого мы планируем посотрудничать с агентством Карлы. Так что, возможно, я смогу определиться с кумиром чуть позже.

Каким своим проектом вы гордитесь больше всего?

Возможно, это не скромно, но я горжусь вообще всем, что мы делаем. Потому что наш главный принцип — не делать как попало. А хорошо сделанная работа — уже повод для гордости. Показы для бренда Rasario, благотворительный аукцион интерьерного дизайнера Лейлы Улуханли при участии галереи «Эритаж», аукционного дома Phillips и десяти российских дизайнеров, нереальные съемки для N'KOLYKHALOVA, крутейшая инстаграм-концепция бренда MA YA, презентации бутика Young&Beautiful, fashion-экспедиции Arctic Explorer, наша невероятная бьюти-активность в рамках FENDRYBAR, SlimBar и WAX&GO. Все это вызывает во мне самые светлые чувства гордости и удовлетворения.

Что вас раздражает в журналистах?

То же, что и в людях любых других профессий — юристах, бухгалтерах, врачах, строителях, пиарщиках: неорганизованность, безответственность, невыполнение обещаний. Но, если честно, я с такими людьми сталкиваюсь крайне редко. Даже не припомню, когда в последний раз.

Юлия Прудько

Юлия Прудько