Это Питер, детка! Два отличных петербургских ресторана
Стиль жизни

Это Питер, детка! Два отличных петербургских ресторана

Ресторанный обозреватель журнала SNC Саша Сутормина повадилась ездить в Питер, чего и вам желает.

Санкт-Петербург — лучший город Европы. Не верите нам — спросите жюри престижного турконкурса World Travel Awards, которое присвоило Северной столице России титул «Ведущего европейского направления — 2015». Теперь Петербург нордически борется за звание самого-самого населенного пункта в мировом масштабе — межконтинентальный финал назначен на декабрь. 

Ресторанная индустрия обеспечивает ВВП города, по ощущению, на добрую треть — и москвичам есть чему поучиться. Культура общепита в Питере в том виде, в котором мы любим going out, начала развиваться сильно раньше, чем в Москве, и во многом достигла неведомых Москве высот. 

В связи с этим теперь на регулярной основе с вами колонка «петербургское потребление». Погода тут, может, и так себе, зато вкусно, пьяно, весело и в полтора раза дешевле, чем в Москве. 

Сегодня — о двух парадных ресторанах, двух взглядах на северную кухню и двух местах на набережной реки Мойки — почти что дверь в дверь, если бы одну из дверей было бы просто найти. PMI bar и «Морошка для Пушкина». Поехали. 

PMI интерьер 2ё.jpg
PMI bar

Начнем с PMI bar

Трехэтажный особняк на Мойке, открытый в 2013 году петербургским медийщиком Евгением Филькенштейном, пару лет прочно ассоциировался с личностью Ивана Березуцкого — одного из братьев-близнецов, рвавших ресторанную тусовку мечтами о новой русской кухне, местными продуктами, хитровыдуманными подачами на пеньках и собственным талантом. Как часто бывает, осознав свои силы, Иван на пару с братом открыл в Москве Twins, и этих самых сил на два города стремительно перестало хватать. В июле есть в PMI было не то чтоб невкусно, но как-то бессмысленно — сервис страдал, закупки не контролировались, качество варьировалось скачкообразно. Стабильное восхищение сменялось недоумением, недоумение — разочарованием. Иван с концами прописался на Спиридоновке, и пару месяцев кухня была без главного. Теперь наконец на кухне воцарился новый шеф — юный и невероятно красивый Владислав Корпусов. Собрав опыт, приобретенный в лучших эстонских (Gloria, Ö и Alexander) и норвежских (The Thief) заведениях и отбросив печаль на тему труднодоступных в Петрограде продуктов питания, Владислав сочинил внушительных размеров меню нордической направленности. 

IMG_0941.jpg
IMG_0950.jpg

26 позиций бесхитростно разделили на «овощи», «рыбу», «мясо» и «десерты». «Свекольная история» из пяти видов одноименного продукта, соленый сиг с копченой сметаной, разнокалиберная дичь, низкотемпературный судак с ферментированной цветной капустой и топинамбуром, да и большая часть блюд, которые удалось попробовать, заслуживают пристального внимания. Во-первых, это безусловно вкусно; во-вторых, «северная» выучка шефа прослеживается и в технологиях, и в подаче — а это не первый год в чести в обеих столицах; и в-третьих, похоже, романтически настроенный Корпусов на сделки с совестью пока не готов: продукты очевидно хорошего качества. Десерты тоже на уровне — сочинял их Александр Рачек, прибывший из Норвегии вместе с молодым дарованием. Может быть, ребятам еще не хватает искристой смелости и самоуверенности — но то дело наживное, пусть немного освоятся.

IMG_0974.jpg
IMG_0996.jpg

И если новая кухня в PMI более чем вдохновляет, к самому заведению вопросы пока не снимаются. Все так же хочется содрать с первого этажа плазмы и выкинуть их прямо в реку вместе с дорогой и уже не классной мебелью; по-прежнему следует встряхнуть вежливый, но чуть сонный персонал. Впрочем, есть на что надеяться: полный перезапуск особняка обещают в ближайшие месяцы. Поделят этажи по демократичности, как раппопортовский «Воронеж» или универмаг «Цветной», приведут творческую молодежь, вдохнут, словом, жизнь. Очень этого хочется — стирать с карты любимых мест города PMI желания нет вообще — ни у нас, ни у питерского бомонда.

PMI bar 
Санкт-Петербург, наб. реки Мойки, 7
+7 (812) 907-07-10
www.pmibar.com
https://www.facebook.com/pmibarandrestaurant


«Морошка для Пушкина»

Две минуты от PMI — и мы у Круглого рынка, построенного Джакомо Кваренги в конце XVIII века. Недоверчивый водитель «убера» вряд ли поверит, что вы приехали не на стрелку, а чинно поесть: ни намека на вывеску, ни одного ориентира. Полуподвальная дверь с переулка открывает вход в Гастронарнию — с шести вечера, кроме воскресенья и понедельника. Подвал, гардероб, лестница, лабиринт, рай. 

морошка 1.jpg
«Морошка для Пушкина»
морошка 2.jpg

Почему так сложно? Ответ — в личности создателей: виноторговцы из Tre Bicchieri (те самые, которые облили сложносочиненным шампанским всех питерских модников с кошельками и приезжий истеблишмент в лучшем на свете шампань-баре Big Wine Freaks) легких путей не ищут. 
Взяться за помещение, под ресторан максимально не предназначенное, — запутанное, перегороженное сомнительными колоннами, темное — и сделать в нем самое европейское место и без того европейского Петербурга хозяевам удалось блестяще. Вкратце: если итальянский интерьерный дизайн шестидесятых с его невообразимыми светильниками и диванами разбавить березками (надо же было как-то обыграть колонны), парой датских деталей, тарелками ручной работы, тянущими руку приборами и звеняще-тонкими бокалами, будет вам счастье. Италия XVIII века meets Италию XX века meets nordic, русские продукты и заученную экскурсоводами легенду о Пушкине, пославшем перед смертью на Круглый рынок за морошкой. Морошки в меню нет, все вместе напоминает копенгагенские «мишлены» и немного Джеймса Бонда эпохи сэра Шона Коннери. С гостиной, шампанским и негромкими разговорами о погоде.

морошка 4.jpg
морошка 5.jpg

Готовит любимец гостей коалиции Tre Bicchieri Роман Палкин — и ему удается отразить задумку владельцев на максимально любовное отношение к продуктам. Еда получается спокойной, почти нейтральной — это видно и по карпаччо из непременного мускуна, и по едва ли не пресной корзинке из грибов, и тем более по десертам. Сырный мусс с щавелем в любом другом ресторане из раздела десертов перенесли бы в закуски, но не здесь. И это сознательный выбор, говорят владельцы; судя по занятым столам в едва открывшемся ресторане — выбор вполне удачный.

Вино — тоже про Север: неяркое, непростое, в основном из северных винодельческих регионов. Если слова «биодинамика» и «органика» не кажутся приветом из школьных лет  — винную карту вы оцените.

В общем, «Морошка» — это такой люкс для «тех, кто понимает», а еще — для тех, кому завеса торжественной тайны важнее содержимого тарелки (при всех достоинствах и содержимого, и тарелок). Осуждать гостей, которые потребуют соли, перца и бокальчик сассикайи, а на выходе — непонимающе хмыкнут, все же не стоит. 

«Морошка для Пушкина»
Санкт-Петербург, наб. реки Мойки, 3

Читайте также:

Guilty pleasures. Пагубные привычки шеф-поваров

Как стать ресторатором?

Гастрономическое событие недели: лучший повар Латинской Америки в ресторане Chicha

Российское вино: правда или миф?

Теги: еда