Снова Питер: рестораны "Мечтатели", Hamlet + Jacks и "Блок"
Стиль жизни

Снова Питер: рестораны "Мечтатели", Hamlet + Jacks и "Блок"

Гастрономический обозреватель SNC Саша Сутормина продолжает рассказывать о ресторанах Санкт-Петербурга.

На этот раз рассказываем о маленьком бистро "Мечтатели" на Фонтанке, гигантском мясном раппопортовском "Блоке" в Таврическом саду и новом ресторане команды "Винного шкафа", в котором еще в четыре раза круче, чем в "Шкафу", хотя куда уж. 

"Мечтатели"

Маленькое кафе открылось летом в опасном соседстве с печально известным баром "Пурга". Сколько раз ты и твои спутники теряли человеческий облик в означенном баре — и не упомнить. Вообще наутро после проклятой "Пурги" ничего уже не упомнить — ни с кем ты был, ни где твои деньги, ни кто эти люди, ни как тебя зовут. Ни-че-го (и славно). Сознание стремится вычеркнуть любую информацию о "Пурге" — и только смутно знакомым покажется вид из окошка "Мечтателей". Как будто что-то не очень благопристойное связывает тебя с этим местом. Ну да бог с ней, с "Пургой" — мы пришли поесть в славное бистро в том же доме. "Мечтатели" открыли Людмила Иванова вместе в выходцами с Хибин Ниной Федоровой и Леонидом Рябовым. Иванова известна городу по проекту Coffee Station, так что, естественно, с кофе на Фонтанке, 11, заморочились неслабо.

мечтатели1.jpg

С едой в скромных интерьерах "Мечтателей" все тоже недурно. Двадцатичетырехлетний (почти ребенок!) Антон Абрезов экспериментирует на тесной кухне с небанальными сочетаниями продуктов и подачами. Получается иногда по-юношески застенчиво и несмело, но при этом, что главное, вкусно. Паштет из печенки с конфитюром из перцев перебит до нужной консистенции и очень нежен, тартар из тунца не убит кислотой, за что отдельное спасибо, утиная грудка так и вовсе отличная. Десерты, как это который год принято в приличных заведениях, — на тему детства. "Дети в песочнице играли с цементом" (невозможно же не заказать нечто с таким названием) — по вкусу комбо "сгущенка + халва + банан + сорбет", по виду — примерно как звезда питерских инстаграмов "мамин любимый цветок" из "KoKoKo". 

мечтатели2.jpg

Особое место в меню отведено завтракам — затейливо сконструированные яйца, каши и прочее. Если сырники — то из рикотты, если омлет — то с гребешками и морковным пюре или с уткой и персиками, если овсянка — то с вареной сгущенкой, крыжовником и гречишным печеньем. Говорят, завтраки пользуются спросом — не удивительно, учитывая неразвитость этой индустрии в поздно просыпающемся Питере. 

Ценник, как принято говорить, демократичный, винная карта составлена не без ума, еда — интересная, в общем, следует идти. На новый Duo пока не тянет, но какие наши годы. 

мечтатели4.jpg

"Мечтатели"
Санкт-Петербург, набережная реки Фонтанки, 11
https://www.facebook.com/followdreamers

Hamlet + Jacks

Если коротко: новое лучшее место Петербурга. Больше можно ничего не говорить, но мы мысль все же разовьем. 

hamlet+jacks.jpg

Вот представьте. Сворачиваете вы такой с Большой Конюшенной, идете по переулку, видите старый — как это водится в Питере — дом с большими довольно окнами. На улице ад, снег, слякоть, а внутри — бурно закипает жизнь. Открываете дверь, оказываетесь в не вполне переделанных интерьерах ювелирной мастерской (винтаж, окна, реставрация). В интерьерах шумят счастливые люди, пьют вино и смотрят в сердце бывшей мастерской. В сердце, то есть в центре, гудит открытая кухня, отдает указания поварам татуированный очкастый повар. Выкладывает на блюда листы салата или лазаньи, перекидывается парой слов с сидящими за стойкой, чокается и пьет красное. Отдаете куртку приятному молодому человеку и бежите туда же, за стойку, смотреть на колдовство татуированного шефа. Который, конечно, не кто иной, как Женя Викентьев — один из самых талантливых и одновременно — из самых борзых молодых поваров Северной столицы. 

hamlet jacks 13.jpg

Полтора года назад он громко заявил о себе в гастрономическом "Винном шкафу", открытом командой друзей (четыре Жени, включая Викентьева, и Гамлет Мовсесян). За год маленький "Шкаф" стал местом паломничества всех любителей неизбитых вин, нестандартной еды и брутального интерьера — что из Питера, что из Москвы, что из далеких городов и весей. Теперь пацаны решили продвинуться от Рубинштейна к приюту петроградского люкса — ДЛТ, и открыть место побольше. И здесь Викентьев дает жару от души: настолько, что тяжело воспринимать названный по именам отцов-основателей Hamlet + Jacks чем-то иным, чем рестораном авторской кухни питерского бунтаря. Не поможет даже продуманная винная карта от Евгения Литвяка. 

hamlet jacks 11.jpg

При чтении меню разбегаются глаза, а если смотреть на работу поваров, то остановиться в заказе блюд и вовсе невозможно; ценовая политика тому способствует. Кролик с гречневой лазаньей и копченым творожным сыром под голландезом, скорее всего, будет лучшим кроликом, которого вы ели за всю свою недолгую жизнь (за 420 рублей-то). Сочетание палтуса с соусом из кокосового молока — десять из десяти. Тартар из воронежской говядины с мороженым из сулугуни — точное попадание в цель и "а можно на десерт отдельно мороженое, а?". Нельзя — надо отдать дань уважения Массимо Боттуре и съесть викентьевскую вариацию знаменитого десерта знаменитого повара — Oops! I dropped the lemon tart.

Едва запустившийся ресторан забит с открытия и до упора; кухня работает на износ, с утра мастеря заготовки. Гиперактивный Викентьев вздыхает, говорит "до Нового года выходных не предвидится" и допивает содержимое бокала. 

Какая улица Рубинштейна? Забудьте — весь Питер теперь здесь, любовно пялится на татуированные руки.

hamlet+jacks2.jpg

Hamlet + Jacks
Санкт-Петербург, Волынский переулок, 2
https://www.facebook.com/hamletandjacks

"Блок"

Нашествие Раппопорта.

блок 2.jpg

Московский адвокат и ресторатор (уже неясно, в какой последовательности обозначать занятия сумрачного гения) бомбит столицу нашей Родины масштабными открытиями и переделками. Неумолимо приближающийся 2016 год и вовсе грозит стать "годом Раппопорта" — он уже и в Барвихе, и в "Европейском", и на Никольской, и на Славянской площади. Он уже захватывает набережную Тараса Шевченко, а Охотный Ряд так и вовсе прогибается под гнетом слов хостес из "Живаго": "Мест нет, все забронировано". В общем, вся Москва — это уже как бы коллективный Раппопорт. Тем более интересно, с чем Александр Леонидович пожаловал в Петербург, где чужих, как водится, не любят. 

"Блок" в Таврическом саду на крыше отреставрированного  братьями Ковальчук "Ленинград Центра" открылся плюс-минус одновременно с московским "Воронежем"/"Мясным клубом". Чтоб два раза не вставать: если уж кормить Россию бычками, то оптом. Так и хочется сравнить этих раппопортовских гигантов, но не будем: "Воронеж" с его хипстерскими промо-моделями логичней сравнивать с новиковским "Рыбы нет". А "Блок" — вещь в себе, и стоящая пристального внимания — господин адвокат обещает здесь светлое будущее и главный мясной ресторан страны. 

блок 1.jpg

Светлое будущее уже на месте: преодолев не слишком приятный вход с охранником и рамкой и поднявшись на четвертый этаж, обнаруживаешь себя в огромном, огромном, огромном белом зале. Свет впечатляющих размеров люстры (из-за сложностей с ней, говорят, открытие ресторана и откладывалось) слепит глаза, эмоций добавляют и светящиеся панели с работами авангардистов начала ХХ века. Малевич, Петр Кончаловский, Наталья Гончарова, "Бубновый валет". В общем, сразу ясно — здесь был Раппопорт. Боковые части зала более спокойные, а если требуется полное уединение — здесь, как и в "Воронеже", есть кабинеты с отдельным входом с другой стороны здания. Учитывая личности братьев-реставраторов "Ленинград Центра", кабинеты — история востребованная.

А что с едой? С едой все как и должно быть в таком месте. Мясо; много мяса; не только мясо. На кухне бодро строгают переосмысленные приехавшим из Москвы шефом Евгением Мещеряковым хиты "Живаго" и "Мясного клуба" с легкими вкраплениями творчества. 
Меню, как любит Раппопорт — прямо скажем, не короткое. С десяток тартаров и карпаччо (с трюфельным маслом и замешиваемой вовнутрь грибной конфетой — весьма и очень); устрицы, гребешки, традиционно — раковые шейки; каспийский залом, салаты легкие и салаты плотные. Пельмени и голубцы, телячьи щечки и утка, фермерский цыпленок и треска, спагетти с щучьей икрой и лингвини с крабом.
До стейков, в общем, дойти непросто — а они вроде бы главный персонаж этой саги. В выборе теряешься в который уже раз за время нахождения в "Блоке". Вот, например, есть "Пионер" и есть "Булава", "Деревенский" и "Илья Муромец", "Квазимодо" и "Барклай-де-Толли" — и это не считая стандартных для мясного ресторана позиций). Цены — от 700 до четырех тысяч. К качеству претензий нет: шкафы для вызревания на месте, кухня работает отлично, прожарка — та, которую заказали. 
После поглощения всего этого патриотического продукта на десерт у вас шансов нет. А жаль — мороженое с беконом отличное.

блок 3.jpg

Итого: в добрый путь, Александр Леонидович. Добавляйте Петербургу солидности — давно пора. Солидные господа будут вам благодарны. 

"Блок" 
Потемкинская улица, 4
https://www.facebook.com/Ресторан-Блок-991574944215777

Читайте также:

Ресторанный гид недели: 30 ноября — 6 декабря

Это Питер, детка! Два отличных петербургских ресторана

Guilty pleasures. Пагубные привычки шеф-поваров

Как стать ресторатором?

Российское вино: правда или миф?