Tribeca: московский ресторан с нью-йоркским акцентом
Стиль жизни

Tribeca: московский ресторан с нью-йоркским акцентом

«Чего уж греха таить, наши панкейки мы содрали у нью-йоркского кафе Norma’s», – признался основатель Comedy Club Таш Саркисян, открывший ресторан в Москве.

Один из основателей Comedy Club Таш Саркисян открыл ресторан Tribeca. Колумнист TrendSpace.Ru Мария Лобанова встретилась с ним, чтобы обсудить бургеры для девушек, сашими из лосося и вино.

 

 

Кто такой гениальный придумал делать завтраки до восьми вечера?

Слушай, ну исторически так сложилось еще в «Технике Молодежи».

Меня просто бесят рестораторы, которые в полдень говорят: «Баста, баста, больше никаких завтраков!»

Какие они молодцы – думают о бизнесе, а мы, глупые, думаем о людях. Из личного опыта знаю, что у каждого бывают ситуации, когда надо позавтракать в семь вечера.

 

 

 

И что, ты теперь решил стать крутым ресторатором и начать собственную империю?

Ну, пока у меня такие замечательные партнеры и друзья, как совладелец Tribeca Денис Николаев c его феноменальным опытом работы и Сергей Маркин, который прошел через базы новиковских заведений, грех такой ситуацией не воспользоваться.

Не страшно? Бизнес не самый простой.

Ужасный бизнес, вообще самый неблагодарный с точки зрения затраченных усилий. Разозлить человека очень легко, обрадовать – куда сложнее. И при этом нет никакой гарантии, что если все пройдет единожды положительно, ты заручишься его благосклонностью на веки вечные.

 

 

А ты уверен, что сможешь конкурировать с уже имеющимися ресторанными монстрами – вон у тебя вокруг и Новиков, и Гинза, и Гусев со своими заведениями?

Вопрос в другом. В конкуренции. Чем больше будет появляться игроков,  способных открывать амбициозные проекты вне плоскости названных тобой лидеров рынка, тем будет интереснее. Ведь, в чем их слабость? Поймав волну, они начинают штамповать заведения по лекалу, пока это работает и «пипл хавает». С другой стороны, такой подход не оставляет возможности для маневра и создания ярких, оригинальный историй. А попытки мелких заведений задать правильный вектор и перелопатить то, что происходит с едой в Москве, пока еще слишком слабы. И именно поэтому интересных мест слишком мало. Когда человек – безумно талантливый, как Александр Рапопорт, – открывает «Китайскую грамоту», то это превращается в огромное событие. А таких событий должно быть много. И у инвесторов должно быть желание рисковать, и понимание, что нужно быть немного миссионером. Тогда мы действительно станем ресторанным городом. И к этому есть предпосылки – у нас уже лучше сервис, чем в той же Америке, например. Хотя, безусловно, есть серьезные проблемы, связанные с законодательством по ограничению ввоза тех или иных продуктов. И сложности из-за отсутствия сельского хозяйства – во всем мире рестораны стремятся к локальным продуктам, а у нас даже такого понятия нет.

Что не мешает вам привозить фермерские сосиски из Твери…

Да, мы заморачиваемся. Но мы понимаем, что процентов восемьдесят всего того, что продается – это импорт, цена на который зависит от изменения валютного курса. Ты находишься в бесконечно подвешенном состоянии.

 

 

Тебе не кажется, что ты слишком серьезно относишься к вещам, которые, возможно, того не стоят – коллекционируешь кроссовки  и открываешь ресторан, в котором подают хот-доги?

Ну, во-первых, хот-дог в ресторане Tribeca – далеко не самое главное блюдо. А, во-вторых, это – идеальный хот-дог. И к нам идут, услышав про наши бургеры и хот-дог, но на следующий визит пробуют уже основное меню, где есть и телячий бок, и ягненок. Есть люди, которые упрекают меня в том, что мы подмешиваем героин в сашими из лосося, потому что бегут сюда за ним.

Ко всем твоим многочисленным талантам, ты еще и профессионал  в области виноделия. Это мешает тебе втюхивать клиентам дрянное вино с безбожной наценкой, как это принято у московских рестораторов?

У нас нет эксклюзива, что позволяет нам маневрировать с ценами и не навязывать по завышенным тарифам хлам с низкой себестоимостью. Мы также очень долго и  щепетильно искали человека, который будет вести у нас винную тему.

 

 

И за сколько я могу купить у вас в ресторане приличную бутылку вина?

Ну, за 2000 сможешь купить.

А откуда взялась идея открыть именно нью-йоркский ресторан? Чем этот город так тебе приглянулся?

Первый раз в Нью-Йорк я попал где-то в 96-м году, и это была моя первая поездка за границу. Вообще первая. В Армении тогда не было ни света, ни газа – война была. А я вдруг оказываюсь в гостинице Pennsylvania , где открывается вид на Madison Square Garden. Конечно, у меня сносит крышу. Там же ты прямо из туннеля сразу погружаешься в Манхэттен – ощущение, конечно, не для слабонервных, впервые столкнувшихся с большим городом.

То есть вы – модное американское место? Как и ваши конкуренты Saxon + Parole?

Я не считаю нас конкурентами, я вообще никого не считаю конкурентом. Мы находимся в некой струе и с Угольком, и с Saxon+Parole, живя в своем мире. Хотя Saxone+Parole мне очень нравится. Несомненно, это более девичье место, в то время как мы довольно брутальны. Несмотря на то, что проектом занималась женщина – Анна Глик.

И, тем не менее, модные девушки к вам прямо зачастили.

Девушки, которым нравится Tribeca – очень интересная, самодостаточная и принципиально новая московская публика. Это девушки, которые не кривятся от пива и с удовольствием едят мясо. И, обновляя меню, мы будем о них помнить. Но мы принципиально выбрали путь «не как у всех» и, могу гарантировать, мы останемся верны своей концепции: у нас в меню никогда не будет суши и рукколы с креветками.

Будучи одним из основателей Comedy Club и открывая чисто нью-йоркское место, ты даже не задумался о том, чтобы ввести здесь Stand-Up Comedy?

Это уже настолько все опошлено, что мне и близко подходить к этой теме не хочется. Не вижу, как сюда можно загрузить нынешнее поколения стэн-апа, даже при все моей дичайшей, не совсем соответствующей современности любви к Соединенным штатам. А вот музыкальные выступления мы будем делать.

 

 

Назови три места, которые ты рекомендуешь посетить человеку, впервые попавшему в Нью- Йорк.

Первое – это кошерная закусочная в Манхеттене под названием Barney Greengrass на Amsterdam Ave. Там обязательно нужно есть сэндвичи с лососем на черном хлебе. Вкуснее лосося ты не съешь нигде.

Второе место – это лучший завтрак в Нью-Йорке  в кафе Norma’s, это в здании гостиницы Le Parker Meridien. Они работают до трех дня и там надо заказывать панкейки. Чего уж греха таить, наши панкейки мы содрали именно оттуда.

Ну, и, конечно, The Cannibal – гастрономическое и абсолютно хипстерское место. Концепция там близка к пиву и сидру, но мясо там очень вкусное.

Время от времени по интернету проходит волна под девизом «Пора валить!» При всей твоей любви к Нью-Йорку, неужели у тебя не было мысли уехать и открывать рестораны там, а не здесь?

Нет, не было. А мне и здесь хорошо. Хотя один очень известный ресторатор, не буду его называть, придя сюда, сказал: «А чего вы это здесь сделали, это же никто не оценит? Это необычно, это круто – сделали бы в Лондоне, писали бы о вас бесконечно. Понимаю, что, наверное, так оно и есть. И публика у нас не очень готова принимать новое, все зажаты в какие-то стереотипы – мы вот подаем эспрессо в больших чашках, потому что так ароматнее. А все так испуганно реагируют – как, почему, для чего? И сама идея того, что в Москве могут рядом существовать отличный ирландский, вьетнамский, эфиопский ресторан, пока еще в новинку. Нужно еще пройти большой путь к свободе восприятия. Так что еще поборемся, чего валить-то?

Читайте также: Новое место: Food Embassy

Это просто "Китайская грамота"

Новое место: Leveldva

Фотограф: Ольга Ушакова

 

 

Теги: еда