Интервью с Никой Белоцерковской
Стиль жизни

Интервью с Никой Белоцерковской

Колумнист TrendSpace.Ru Мария Лобанова встретилась с автором бестселлера «#мясомясо», чтобы обсудить все поводы для гордости и достижения девушки.  

Ника Белоцерковская – популярный кулинарный блогер, известная под псевдонимом belonika. Она недавно выпустила свою шестую по счету кулинарную книгу «#мясомясо» и представила московской публике коллекцию одежды «пузырчатой жабы в бриллиантах, своей ассистентки Жанны Б». Колумнист TrendSpace.Ru Мария Лобанова встретилась с Никой, чтобы обсудить её другие таланты. 

IMG_1282.jpg
IMG_1288.jpg

Ты утверждаешь, что из шести твоих кулинарных книг, эта – первая, которой ты всем довольна. А что было не так с предыдущими пятью?  

Я всегда адски недовольна и фотографиями, и текстами. На каждую книгу уходит год подготовки и, как это ни смешно, за это время я перерастаю то, что сделала. Это прямо отвратительно, потому что когда первые пять книг выходили, все меня поздравляли, дико радовались, а я убегала в угол и страшно рыдала.

IMG_1099.jpg



А какой смысл издавать книги, если от них одни рыдания, и все эти рецепты есть в интернете? 

Именно эту книгу я впервые сделала с жесткой установкой на конкретный результат. К описаниям рецептов теперь прилагаются видео, чего никто раньше не делал. Рентабельность этого проекта подсчитать практически невозможно, коммерческим продуктом называть его абсурдно, но я беру эту книгу в руки, и это – чудо. Не говоря уж о том, что далеко не все рецепты можно найти в интернете: я сейчас просто физически не успеваю писать блог. Да и как блогера я себя уже переросла.

IMG_1099.jpg


И в кого же ты выросла? 

Сейчас я уже чувствую себя больше фотографом. И мне дико нравится снимать фильмы. Но главное - у меня сейчас новый эмоциональный этап, связанный с серьезной фотографией, а все мы прекрасно знаем, что когда в нас назревает что-то новое, надо вначале затаиться. Я пока затаилась.

«Я владелица издательского дома «Собака», но сознательно не принимаю участия в операционном менеджменте: ненавижу руководителей, которые набегами вмешиваются в работу предприятия».

А как ты из кулинара превратилась в фотографа? 

Для меня, в первую очередь, это был инструмент передачи информации – я начала писать рецепты, они стали нравиться, у меня появилась аудитория. Я почувствовала самое главное – связь с людьми, которые что-то от меня приобретают. Я почувствовала их благодарность. Чувство нужности. И при этом я понимала, что мои фотографии отвратительны. Даже омерзительны. Я взяла вначале среднюю камеру, потом очень хорошую. И вот так, слово за слово, это увлечение переросло в страсть. Сейчас мне уже не хватает фотографии, и мы  как-то плавно перешли к видео.

Какое ты сейчас имеешь отношение к издательскому бизнесу?

Я владелица издательского дома «Собака», но сознательно не принимаю участия в операционном менеджменте: ненавижу руководителей, которые набегами вмешиваются в работу предприятия. Либо ты занимаешься, либо делегируешь полностью ответственность, и сама не лезешь. Я десять лет отходила в офис и считаю, что если не могу дать такой страсти и горения, какие должен давать владелец, то пусть делом занимаются профессионалы. У меня невероятный партнер Инесса Гаевская, я совершенно ей доверяю. И я довольна динамикой развития бизнеса.  

Чем ты больше всего гордилась, когда тебе было 20?

Тем, что смогла попасть на курсы анимации к художнику-мультипликатору Юрию Норштейну, еще даже не закончив химический институт, то есть без обязательного высшего образования. Набрала 19 баллов из 20, и они решили, что меня надо брать. 

А почему в химический пошла поступать? 

В 14 лет я выиграла олимпиаду по химии в Петербурге. Мне эта наука до сих пор кажется невероятно красивой. Я училась в физико-математической школе, и у меня единственной в классе была пятерка по химии. 

А в 30 какое было главное достижение? 

Дети и собственная карьера. Я стала директором регионального отделения телевидения, и у меня было собственное агентство, на тот момент крупнейшее по продаже региональной рекламы. Получила тогда звание лучшего медиа-менеджера России. И такое было. Это теперь я – «Дива года» по версии журнала Glamour. 

А сейчас какие есть поводы для гордости? 

Ну, опять же – звание «Дива года». Самое нелепое мое достижение. И дети. 

Дети же уже в 30 были. 

В 30 было меньше, последнего я в 38 родила. У меня три мальчика. Так что – дети, семья, гастрономия, книги. 

Что ты считаешь важным дать своим детям?

Безусловную любовь и хорошее образование. Я вот читаю каких-нибудь поганок, которые пишут, что я всех детей отослала от себя подальше и занимаюсь только собой. А ведь это на самом деле огромная дилемма: «или мы любимца держим при себе, или  мальчик получает образование в лучшей английской школе».  Мы решили, что и так ему докажем, что его любим, но пусть у него будет то, чего не было у нас. Мне кажется, что все дети очень разные и надо гибко чувствовать, справится он один или нет. А держать его рядом с собой, потому что тебе это важно – это уже некий эгоизм. 

А как же тот факт, что ребенок не процитирует Пушкина и «Семнадцать мгновений весны», выпав из привычного вам культурного слоя? 

Мы стараемся все это компенсировать. У нас, например, был момент, когда сын стал стремительно терять русский язык. Если ребенок говорит «я пошел иметь душ», ты понимаешь, что это – беда. Он уже думает по-английски, и надо это срочно исправлять. Я очень хочу, чтобы мои дети себя самоидентифицировали как русских. Это очень важно. 

«Я стала испытывать настоящее удовольствие от того, что вдохновляю других. Это прямо  невероятно глубокая и серьезная эмоция».

Тебе важно, чтобы они проводили время в России, и как часто удается это осуществить? 

Мы каждый Новый год отмечаем на даче в Питере, по умолчанию, это наш главный дом. Компания друзей, собаки, снег и рождественский стол. Для детей дом – в  России.

Ты производишь впечатление человека, который всегда знает, что и зачем делает. У тебя в жизни не было состояния, когда ты заходила в тупик при ответе на вопрос – зачем ты здесь, и в чем смысл всего происходящего?

Конечно, было. И довольно часто. У меня вообще типаж очень аддиктивный, мне надо совсем дойти до дна, когда стучать уже бесполезно, и потом для самой себя будто бы заново родиться. 

Как ты сегодня формулируешь для себя свое предназначение?

Я стала испытывать настоящее удовольствие от того, что вдохновляю других. Это прямо невероятно глубокая и серьезная эмоция. Если ты к этому относишься как к драгоценности, а я научилась так относиться, то это очень круто. Это твоя абсолютная реализованность. Я даже стала получать дикое удовольствие от автограф-сессии, которой раньше боялась. Поняла, что я созидатель, а не разрушитель. У меня в почте хранятся письма от девочек, которые я читаю в моменты депрессии, и понимаю, что ради этого стоило все начинать.

Впервые вся страна о тебе узнала по посту «Насосала», опубликованному в ответ на критику журнала «Собака. Москва» и претензии лично к тебе как издателю журналиста Антона Красовского. Ты бы смогла подобным образом отреагировать на чье-то мнение сегодня?

Нет, конечно. Я неким образом научилась мириться с несовершенством этого мира. Когда ты погружаешься в пучину социальных сетей, ты сначала не очень готов к тому, с чем столкнешься. А потом ты осознаешь, что  нельзя обижаться на дождь, на лужи, на то, что на улице нагадили собаки, на каких-то неведомых незнакомых тебе людей. Сейчас бы, конечно, никакого поста про «насосала» не появилось. Я бы просто посмеялась и пошла дальше.

IMG_1044.jpg

А с чего начался блог belonika? Легенда гласит, что ты сидела с ребенком и от скуки решила его начать. 

Мне кажется, вся моя жизнь уже обросла легендами. У меня теперь абсолютная вера в неиссякаемость женской фантазии. Мне иногда даже хочется зайти на какой-нибудь форум и спросить – «А как дела у меня сегодня?». Вот тут получила невероятное письмо о том, что я приблизила к себе врага: оказывается, ребенок моей подруги Ульяны Цейтлиной – от моего мужа  Бориса Белоцерковского. Они, видимо, плохо меня знают, ведь, будь это правдой, на еврейском кладбище был бы красивый памятник Борису Белоцерковскому с прибитым черепом Ульяны Цейтлиной. Но они считают, что женщина ради денег готова на все. Или вот сейчас обсуждают, что они видели в ресторане, как Борис Григорьевич кинул в меня пепельницу. Не подозревая, что случись такое – был бы на еврейском кладбище памятник в форме пепельницы.

Как ты научилась не обращать на это  внимание?

Надо понимать причину активности большинства людей - они пишут не о тебе, они пишут о себе, ретранслируя свои проблемы. Это определенная форма эмоциональной компенсации. Я отношусь к таким людям с сочувствием. Научилась не реагировать на их оскорбления, а как-то сопереживать им.

Считается, что в России более агрессивная интернет-среда, чем на Западе. У них на блогеров нет такой реакции?  


Конечно, нет! Но вовсе не потому, что они добрее или лучше воспитаны. Люди везде одинаковые. Просто мы живем в очень специфическом правовом поле. Ты можешь прийти в блог к публичной персоне, оскорбить или оклеветать ее. В России эта история про безнаказанность. А за границей это очень серьезные штрафы, потеря работы, общественное порицание. Вот муза-то и пропадает при желании сделать гадость.

«Я получаю страшных люлей каждый раз от своего мужа, когда хочу срочно опубликовать свое удачное фото в купальнике – «Немедленно удали!»

Наше общество сегодня массово увлечено процессом самолюбования. Тебя не смущает, что в этом процессе ты  играешь немаловажную роль? 

Я не считаю это пороком. Забавно, что в расцвет ЖЖ считалось дурным тоном выкладывать много своих фотографий, но появилась уникальная сеть Instagram, где все на этом и строится, поскольку все мы в той или иной степени эксгибиционисты. Я получаю страшных люлей каждый раз от своего мужа, когда хочу срочно опубликовать свое удачное фото в купальнике – «Немедленно удали!», «Ты не такая». А я говорю, что я точно такая же, и спасибо замечательному сервису Instagram, разрешившему безнаказанно любоваться собой людям, которые и так этим занимаются всю жизнь. 

И тебе  не кажется, что чрезмерное  увлечение этим самолюбованием попахивает безумием? 


Это выглядит карикатурно, когда люди слишком серьезно к себе относятся. А если ты относишься к себе с иронией, то можешь делать, что хочешь. И не надо забывать, что belonika и Ника Белоцерковская – это вообще не одно и то же. А то начинаются какие-то претензии типа «вот она приукрашивает»… Конечно, приукрашиваю. Я не рассказываю в Instagram о своих проблемах и переживаниях, там нет моей семьи, там никогда не появятся мои дети и мой муж. Я человек, который увлекается фотографией – для меня это в первую очередь очень красивая картинка. И я в этой картинке не объект нарциссизма, а некая фигура в композиции.

IMG_1238.jpg

А мне было грустно, когда ты похудела. 

Почему?

Мне казалось, что в наше время, когда все абсолютно с ума сходят по идеальному внешнему виду и худобе, жить комфортно с собственным весом – это очень круто. 

Но я типологически худая. Я же бывшая волейболистка. Эти набранные во время последней беременности 25 кг – это вообще не про меня. 

И ты уверяешь меня, что не было никакого давления общества по поводу идеального или неидеального веса? 

Нет, я к себе отношусь с абсолютной иронией и оцениваю свою внешность адекватно… Это история про поддержание формы, в которой мне комфортно и в которой на мне хорошо сидит одежда. Я люблю тряпье. Тряпье любит меня. И при определенном весе вместе нам комфортно.

«У Жанны очень агрессивный маркетинг, чего она не скрывает. И если все кричат, что они несут добро в мир, то Жанна ничего не несет, она только все берет себе!»

А как в твоей жизни и в твоей Instagram-ленте оказалась жаба Жанна?

Было обсуждение на каком-то женском форуме, что такая я страшила, просто пузырчатая жаба, настолько омерзительна, смотреть на меня невозможно, хотя при этом, конечно, они, как на работу, ходят в мой блог. А у меня как раз был день рождения, и это чудесное животное мне подарила моя очень близкая подруга. И я выложила фотографию этого подарка в виде парадного портрета – пузырчатой жабы в бриллиантах – и написала, что это Жанна Б., моя новая ассистентка. Я очень хорошо помню дату, когда Жанна устроилась ко мне на работу – 7 ноября 2010 года. 

А что это вдруг Жанне пришло в голову создавать собственную коллекцию одежды? 

Жанна – настоящая «икона стиля» интернета. И ей очень нужна новая шуба. Она никак не может на нее накопить, и поэтому слоган коллекции «помоги купить новую шубу». У Жанны очень агрессивный маркетинг, чего она не скрывает. И если все кричат, что они несут добро в мир, то Жанна ничего не несет, она только все берет себе.


Тебе не кажется, что излишняя демонстрация радостей потребления сейчас не очень приветствуется и вызывает дополнительное раздражение?

То, что сейчас происходит – одна из форм психоза. Я надеюсь, что этот период в жизни нашей чудесной страны, которую я люблю, пройдет. Хочется, чтобы все жили по-человечески, а не ненавидели друг друга.

Реакция общества на ту же колонку Марии Байбаковой – тоже из области психоза? 

Мы разговаривали об этой статье с мужем, и я считаю, что Мария написала абсурдную вещь – в России нет элиты как таковой, как нет старых денег и аристократии. Все мы – микробы из одной банки. Селективно выводимых по 800 лет микробов мы уже давно уничтожили. Ко мне приходит устраиваться на работу уборщица и говорит, что она учитель 1 категории, элита преподавательского состава – вот так у нас все дико перемешалось. А тут пишет девочка, которая училась за границей, и у которой в голове каша образовалась. Лупить ее за это неверно. А поржать можно – как над социальной карикатурой. 

IMG_0996.jpg


Живя в двух странах, Франции и России, ты можешь сравнивать отношение к деньгам и их обладателям в Европе и у нас. Действительно ли, что у русских слишком сильно стремление к демонстрации своего превосходства через финансы?

Я считаю, что перебарщивают с акцентацией на этом. Ни для кого не секрет, как происходило становление российского капитала. И какого черта сейчас начались разоблачения, срывание масок, какая-то греческая трагедия в трех ее классических исполнениях? Мне это кажется абсолютно абсурдным, какое-то социальное кокетство… И что это за деление на народ и не народ? Вот почему, когда мне позвонил дружок мой близкий Сережа Шнуров начет клипа для его песни «Патриотка», я сразу же согласилась. 

А в чем смысл твоего там участия? Что ты всем этим хотела сказать? 

Я вижу бесконечные двойные стандарты и считаю это невероятно циничным – например, человек, который активно принимает участие в принятии «Закона Димы Яковлева», водит ребенка во французский детский сад. В этом клипе все и показано. Патриотизм  – не там. 

А в чем сегодня должен проявляться патриотизм? Детей как ему научить?  

Я не считаю, что нужно быть патриотом. Должна быть любовь к себе как к русскому. Чувство самоидентификации. 

А нужно ли быть готовым на жертву ради своей страны?

А зачем? Не надо ничем жертвовать, надо гордиться, что ты русский и все. Меня еще больше, чем позиция псевдопатриотов, раздражает тема «мне стыдно, что я русский». Хочется и тех, и других ударить ногой. Почему мне должно быть стыдно за то, что происходит в стране? Это не я делала. Я должна отвечать за свои поступки и поступки близких и дорогих мне людей. И мне ни фига не стыдно. Я русская и горжусь этим.

IMG_1128.jpg

IMG_1116.jpg

  

Ты склонна к снобизму?

Да, конечно – я уже очень серьезный гастрономический сноб. Но это неизбежная трансформация. Когда меня спрашивают «какой  в Москве ваш любимый ресторан», мне нечего ответить. Я не хожу в Москве в рестораны. Разве что к Александру Раппопорту, но и то – за определенными вещами. 

А как же там наши Мухины и Березуцкие? Мы так ими гордимся. 

Ну, и гордитесь.

Ты занималась прованской кухней и переключилась на Тоскану, а русская кухня тебя не увлекает?  Мы тут все в Москве кричим, что ее надо возрождать. Ты где в этом крике?

Считаю, что «русская кухня», –  довольно абсурдная история, потому, как любая кухня, строится на местных продуктах. Для меня русская кухня – это Новый год, водка, сало, борщи,  и все это я дико люблю. Но возрождать ничего не собираюсь. У меня есть более интересные занятия как у гастрономического сноба и путешественника.

«Буду бодрой старушкой в панамке Hermes, и такие же состарившиеся мои ненавистницы будут считать количество моих морщин, прыщей, мужей и любовников».

Чего ты в жизни боишься?

Потери близких людей.

Какой ты себя видишь через 10 лет?

Увлеченной.

По-прежнему будешь выкладывать свои фотографии в Instagram в красивых платьях?

Конечно! Буду бодрой старушкой в панамке Hermes, и такие же состарившиеся мои ненавистницы будут считать количество моих морщин, прыщей, мужей и любовников. И мы также уверено будем идти по жизни! Я буду наслаждаться окружающим миром, а они – моим наслаждением.