Барные итоги года 2016
Стиль жизни

Барные итоги года 2016

Лучшие новые заведения, первая национальная барменская премия, лучший бартендер года и запомнившиеся звездные гастроли.

Барный обозреватель TrendSpace Сергей Зуев вспоминает, что запомнилось пьющим москвичам в этом году.

Новые бары

Есть вещи, которые от кризиса не страдают. Говорят, в тяжелые времена людям чаще хочется праздника (читай – гульнуть). По этой ли, по другой причине в городе в этом году открылось несколько замечательных заведений, в которых уместно гулять что в не лучший свой день, что от большой радости. 

bc0c716e487124725dc64a6263fc5b06.jpg

Например, Motel, грандиозный трехэтажный алкогольный парк развлечений на Цветном. В Москве всегда должен быть веселись-как-Гэтсби-бар. Ну то есть окей, у нас есть «Симачев», но в сравнении с мотелевским прямо-таки особняком он довольно камерный. Кроме того, в Motel нам видится какое-то переосмысление отчаянных русских вечеринок, тех, что были в "Дягилеве" там или "Зиме", которые засыпало песком времени и заменили сделанные в операционной, гламурные тусовки поздних нулевых. Motel гуляет широко, но без отрыва от реальности, тут правят бал 20-плюс-летние герои поколения, а не ювелирные или нефтегазовые бизнесмены. И смешивают хорошие коктейли, конечно. 

5e5e3c6e33d914e3c3872aa518e54806.jpg

Другое приятное открытие – совсем неподалеку. На пересечении Петровки и бульвара заработал родственный по духу, но принципиально иной по концепции Mondriaan. По будням – бар на каждый день, по выходным – нескончаемая пьяная вечеринка, будто на квартире у друзей. Здесь вот та самая атмосфера, в которой людям комфортно забираться плясать на столы, и наверняка не в последнюю очередь играет роль энергетика места. Mondriaan открылся в здании, которому не то век, не то полтора (легендарный адрес Петровка, 30/7), и сами владельцы помещения не уверены, куда ведут некоторые из вентиляционных ходов. Тут резиденствуют Федя Фомин и один из главных диджеев новой волны Ефим Гинзбург, закатывают вечеринки Виталий Козак и модница Эва Вострокнутова, обитает (частично) мифологический гуляка и нахал Пит – и все довольны. И коктейли, да, хорошие.  

fccb51b423c4f8078fd5f93c1266d19e.jpg

На Покровке 22-летний Роман Пометков со товарищи открыл полусекретный Public, в который ходит Канье Уэст, в котором бармены, все как на подбор в костюмах, смешивают с алхимической точностью элегантные напитки и разливают некоторые из них по бутылкам, задавая тренд на всю Москву.  

3775ad15a38e499361de4d5880d7d9a3.jpg

Без сомнения, важен "Антикварный Boutique & Bar" в Звонарском переулке. Потому что одновременно и бар, и бутик антикварной мебели, и это правда впечатляюще. Как в плане интерьера – потому что зал с мебелью выглядит как невероятная гостинная, и потому что можно есть и пить, сидя за нанюханным, я хотел сказать – намоленным, столом из 70-х. И в плане бара – здесь работает один из самых интересных молодых барменов Москвы, Кенан Ассаб.   

ce5ecb7b6f4649963bb1902fd7449a2e.jpg

Ну и нельзя не отметить одну из главных радостей лета – pop-up-проект Heinekein Bar, проработавший несколько месяцев на Большой Дмитровке, там, где год назад был Mishka. Здесь было легко, весело и вкусно. Команда Володи Колганова (ex-Pinch, Dictatura Aestetica) придумала и мешала отличные летние коктейли, а промоутеры пару раз в месяц привозили знаковых мировых звезд. Сколько здесь выпито, сколько оттоптано! 

Первая национальная барная премия 

Несколько человек из прославленной коалиции Bartender Brothers, а именно Дима Соколов (Mr. Help и Lawson’s), Слава Ланкин (Delicatessen и "Юность") а также Владимир Журавлев (кажется, главный носитель барного знания во всей стране) придумали и провели первую профессиональную барную премию России Barproof

Надо понимать, вес они взяли достаточно амбициозно. Поставили себе цель собрать, что называется, заслуженных деятелей и найти новичков в регионах, составить некую перепись всех стоящих российских заведений, найти и наградить всех игроков широкой индустрии. Получилась аж 21 номинация, голосование проходило в три этапа. Сама премия в итоге прошла в октябре в Санкт-Петербурге, и не где-нибудь, а в здании Театра эстрады – в помещении, где когда-то заработал первый в России коктейльный бар.  

209b5bd495b2f46775d8ae7577df6f0f.jpg

Понятно, что первая премия была во многом пробной – нужно было и свои силы оценить, и готовность индустрии к национальной премии. Эксперимент, однако, удался – Barproof отныне будет ежегодным и имеет шансы вырасти в значимую и авторитетную премию.

Назвали лучшего российского бартендера

Еще в июле подвела итоги ежегодная мировая премия (а именно – ее российский этап) Diageo Reserve World Class. Звание лучшего бармена страны с боем вырвал у мощных конкурентов Виталий Екименко из Funny Cabany (также Spices и Chicken Run). В этой новости примечательны сразу два факта. Во-первый, Виталик становится лучшим во второй раз (первая награда – все та же статуэтка Diageo – досталась ему в 2014-м). Во-вторых, он живое воплощение поговорки про терпение и труд – этот парень когда-то был официантом в Омске, а теперь вот где.

Барные гастроли 

В Москву в этом году приехало немало мировых барных звезд, настоящий алкогольный "Аэросмит". Есть все основания полагать, что тенденция только укрепится и в следующем году что ни неделя, то будем выпивать из рук каких-нибудь именитых мастеров шейкера. 

735ced10b21d5c2d24f3219b5663f0e6.jpg
Масахиро Урусидо

Вот, например, всего несколько громких имен, что в этом году стояли за московскими барными стойками:  в "Фаренгейт" к Денису Кружеву приезжали француз Реми Саваж (из одного из лучших баров мира, парижского Little Red Door), итальянец Лоренцо Миглиетта (то же самое, только из барселонского Dry Martini) и Нико де Сото (владелец нью-йоркского Mace, который также входит в мировой Топ-50). К Соколову в секретный Mr. Help на один вечер заглядывал американец Том Уокер (отличился в эдинбургском Bramble и нью-йоркском Attaboy). В 15 Kitchen + Bar заезжал коктейльный революционер, австралиец Чарли Брок. Наконец, в Saxon + Parole смешивал коктейли Масахиро Урусидо, шеф-бармен нью-йоркского же "Саксона". 

И это все – только самая верхушка айсберга.