Интервью: Bartender Brothers
Стиль жизни

Интервью: Bartender Brothers

Трое ветеранов барной стойки организовали премию Barproof Awards, с помощью которой хотят определить лучших барменов и бары страны, а также создать барную карту России.  

Шестого октября в Санкт-Петербурге пройдет церемония первой всероссийской профессиональной барной премии Barproof Awards. Награждать будут лучших представителей индустрии и бары страны. Инициаторы и организаторы премии, трое участников прославленной формации Barternder Brothers, рассказывают о том, что и зачем они делают, а также рассуждают о состоянии барной культуры в России.  

unnamed-5.jpg
Bartender Brothers, слева направо: Владимир Журавлев, Таир Газиев, Александр Кан, Марат Саддаров, Вячеслав Ланкин, Дмитрий Соколов 

Участники дискуссии:

- Владимир Журавлев, бархивариус, историк миксологии
- Вячеслав Ланкин, владелец бара Delicatessen и кафе «Юность»
- Дмитрий Соколов, владелец баров Stay True, Lawson’s, Mr. Help 
- Сергей Зуев, барный обозреватель Trendspace

Trendspace: Что в России с новыми хорошими барами?

Ланкин: Много интересного. Есть хорошие места во многих городах, которые делают молодые ребята. Они полны энтузиазма, задора и креатива, способные даже за небольшие деньги сделать что-то интересное. В Москве иногда с этим сложнее. Как правило, коммерческая составляющая довлеет над свободой творчества, бар-менеджеры зажаты в рамки. 

1111.jpg

Журавлев: С одной стороны, у нас все развивается. С другой - все достаточно иллюзорно. Потому что знания, которые есть у молодых барменов, обнаруживают пробелы. Он может работать уже несколько лет, но ты начни его таскать по теории: он может знать, что 7х9=63, а на 2х2 - запнуться.  

Trendspace: А посетители баров? Есть ощущение, что люди чем дальше, тем больше понимают, что пьют?

Журавлев: Есть некоторая тенденция. Люди ездят по заграницам, видят, как там пьют коктейли. Но все пока еще относительно. Никто не знает, что такое cocktail hour, понятия аперетива и диджестива путают. Нет еще такого, что вот вы идете на ужин, перед этим зашли в бар, приняли аперетивчик, идете дальше. Отужинали, зашли в другой бар на диджестивчик.

Ланкин: У нас люди знают, что такое бархоппинг. Это модная история, когда - «Сегодня пройдем десять баров!». Это первый этап развития барной культуры. Хорошо, что это есть, было бы хуже, если б этого не было. 

Журавлев: Заказывают обычно то, что знают. Раньше был Мохито, сейчас все пьют Aperol Spritz. А новый и непонятный люди брать не будут. Сейчас больше стало таких трендовых коктейлей - негрони вот, хотя бы. В 90-е куантро кайпиринью пили…

Соколов: Да прям! Какой куантро кайпиринья! Лонг-айленд все пили! Да Маргариту с шапкой клубничной. В лучшем случае. Пиво, пельмени, водяра - вот массовые девяностые.   

1933582_647666655373853_7507092813457470443_o.jpg

Trendspace: Почему вы решили делать премию именно сейчас?

Журавлев: Вот как раз поэтому. Делать премию нужно не тогда, когда уже все готово, а когда все только развивается. Мы сами на ней учимся, обкатываем какие-то организационные моменты. 

Соколов: И потому что премий нормальных барных в Москве нет. Многие издания, например, заводят собственные премии, а в жюри набирают людей непрофильных. Из десяти человек дай бог один что-то понимает в барах, остальные - это люди, приближенные к сфере, блогеры и дизайнеры, которые не знают специфики рынка, барного дела и его тонкостей. 

Ланкин: Кроме того, мы хотим услышать какие-то новые имена. Мы живем в Москве, и глаз у нас замыливается. Куда ты ходишь выпить? Дели, Chaynaya, Noor. И почти не покидаешь этого треугольника. Поэтому мы собрали большое профессиональное жюри.  

Trendspace: А вот кстати, кто в жюри? 

Соколов: Это профессионалы индустрии. Мы напрягли многих своих друзей и знакомых, которые в теме уже не один десяток лет и, что называется, еще не спились. Создали экспертную комиссию. 

Ланкин: Костяк - это 50 опытных ребят, от Калининграда до Владивостока. Также в голосовании участвуют бренд-амбассадоры, которые колесят по всей стране и лучше других знают рынок. Ну и наша гордость - это голосование bar trophy, когда сами претенденты выбирают самых достойных в своих номинациях.  

Trendspace: Какая цель у премии?

Ланкин: Выбрать в России лучших, которые станут примером для других. Кто-то начнет работать над собой. Кроме того, премия поможет хорошим ребятам интегрироваться в международную историю. Потому что на наш рейтинг будут смотреть во всем мире. 

Журавлев: Да, ты сначала добиваешься признания у себя в городе и стране, а потом идешь дальше. Еще мы хотим привлечь инвесторов к вкладыванию средств в барную индустрию.   

Ланкин: Я с Delicatessen сразу после ТОП-50 попал в Tales of the Cocktail (бартендерская премия, проводимая в Новом Орлеане - своеобразный «Оскар» для бармена, - Прим. ред.). Потому что все смотрят друг на друга. А сегодня получил письмо: «Спасибо, до свидания!». (Речь идет о баре Ланкина Delicatessen, который три года подряд входил в престижный рейтинг 50 лучших баров мира, а в этом не вошел, - Прим. ред.). 

Журавлев: Это потому что открылось много новых хороших баров, они вытесняют. И чем больше будет подобных премий, тем больше шансов у хорошего бара стать известным.    

12091417_395325110678209_8174966763480134477_o.jpg

Журавлев: Кроме того, мы хотим создать какую-то символику. Своего рода гимны и флаги для барной индустрии. У нас будут статуэтки для победителей.

Ланкин: Чтобы человек мог взять эту статуэтку в руку, почувствовать ее вес, как «Оскар».

Trendspace: Вы говорите, что в Москве ходите выпивать в одни и те же три бара. Ждете каких-то сюрпризов от результатов? 

Соколов: Сюрпризов мы ждем в первую очередь от других городов. В Москве и Питере мы все места знаем. А вот Новосибирск, Екатеринбург, юг страны мне, например, очень интересны. Мне бы очень хотелось, чтобы какие-то номинации взяли бары не из Москвы и не из Питера. 

Trendspace: Каким должен быть бар, чтобы его назвали лучшим?

Ланкин: В первую очередь, аутентичным. Если ты назвался итальянским, условно, ты должен придерживаться концепции. Во-вторых, не должен быть скромным. У тебя может быть золотой бар, но если ты сидишь и молчишь, то об этом никто не узнает. Сарафанное радио работает, но нужно уметь себя представлять.

Журавлев: У нас 21 номинация, и они разные. «Лучший бар в ресторане», «Бар без вывески», «Тематический бар» и так далее. И к ним предъявляются разные требования.  

11950275_10154261022946632_1902436545998506729_o.jpg

Trendspace: Почему премию вручаете в Питере, а не в Москве?

Журавлев: В Санкт-Петербурге в начале ХХ века был открыт первый российский коктейльный бар. Он назывался American Bar, и располагался при ресторане «Медведь». Сегодня в этом помещении находится Театр Эстрады - и вот там-то мы проведем церемонию Barproof. Вот такое историческое место.