Секс - ключ ко всему
Стиль жизни

Секс - ключ ко всему

И к женскому сердцу - в частности, считает колумнист Trendspace Кирилл Черный.

"Ты трахаешь меня так, как надо".

Я пытался вспомнить, какую из всех Ириных фраз, сказанных ей за наш недолгий роман, я прочувствовал сильнее всего. Хоть Ира была не из молчаливых, я понял - эту. Она была сказана с теплотой, большей, чем многие "я тебя люблю". 

kesler-tran_fashionproduction_08.jpg

Однажды она мне позвонила из командировки с другого конца планеты и прямо спросила: "Почему мы еще не занялись сексом?". Что тут ответишь. Мне всегда нравилась ее прямота. Так все и закрутилось. За окном клокотала зима, а мы проводили наш личный Вудсток в маленькой квартире на большом проспекте Питера. Что-то пили, что-то курили, не спали по нескольку суток, или спали напропалую. Ходили в гости, приводили гостей. Всегда сквозь колючую темноту, которая расступалась только на пару часов, чтобы вновь сомкнуться над нами. Жили как вампиры, мало ели, болтали, смотрели азиатский кинематограф, занимались сексом.

Она говорила громко, была полна энергии, смотрела строго. Когда не спала, свернувшись, в моей постели. Скользнуть зимней ночью под одеяло к женщине, согретой сном, теплой, как парное молоко - это не удовольствие даже, а одно из Чудес Света.  

kesler-tran_fashionproduction_02.jpg

Но чем длиннее становился день, тем дальше мы становились друг от друга. Мы все реже оказывались вдвоем в маленькой квартире на большом проспекте Питера. Мы чаще встречались на вечеринках и у друзей. И хоть Ира танцевала все так же зажигательно, воодушевленно, как африканка отмечает Солнцестояние, и улыбалась так, что все окрестные псы, такие же как и я, собирались вокруг нее, я заметил перемены. В сильном голосе Иры будто что-то надломилось, в ее горячем дыхании я слышал новые ноты.

Ира была сильной женщиной, почему-то сломавшейся на мне. 

kesler-tran_fashionproduction_07.jpg

Над Вудстоком собирались тучи. В одну из ночей мы снова оказались в моей постели, и хоть я был нетрезв, показал класс (смею надеяться). "Ты трахаешь меня так, как надо". Ее сильный голос был выразительным, ей бы стихи читать со сцены. Знаете, в китайском языке одна фраза может значить разное в зависимости от ударения и тона. Так и в этих словах, столь же грубых, сколько и правдивых, голых, настоящих, в ее устах тогда было смысла больше, чем в миллионе открыточных речей. Я услышал в ее признании теплоту и обреченность. Будто в этот самый момент она поняла, что сломалась, и поняла наконец, почему. 

Фестиваль сменился склоками, я реже звонил, она реже звонила, хотя иногда срывалась. Не умоляла (не тот она человек), но обвиняла, а когда на тебя кричат, легко накричать в ответ, прав ты или виноват. Сексуальное желание - как осел, чем сильнее тянешь, тем больше упирается. Мой упирался, пока не сдох совсем, под аккомпанемент телефонной ругани. 

Так и не договорились, разогнали свой Вудсток. 

Иллюстрации: Kesler Tran для Treats! Magazine