Женщины в бизнесе: Жанна Рыжова
Стиль жизни

Женщины в бизнесе: Жанна Рыжова

Основательница "Интересного детского сада" об авторитаризме и особенностях воспитания российских детей.

Для спецпроекта «Женщины в бизнесе» мы поговорили с Жанной Рыжовой - основательницей сети частных детских садов "Интересный детский сад" и - когда-то - победительницей первого в стране реалити-шоу "За стеклом" (хоть о нем Жанна и не любит говорить). Жанна рассказала, чего стоит построить собственный детский сад, и кто больше всего мешает воспитанию детей (спойлер: родители).  

Жанна Рыжова (9).jpg

Если верить статистике, частных садов в России всего-ничего - около 2%. Ну то есть вы, можно сказать, первопроходец. Кем вы вдохновляетесь, у кого подсматриваете ответы на возникающие сложности?

В России есть хорошие детские сады, и частные, и государственные, но их немного. С тех пор, как я занялась этим бизнесом, я всегда смотрю на то, как детские сады устроены за границей, когда бываю в поездках. Мне нравятся скандинавские детские сады, нравится, как все устроено в Японии. В вопросах дизайна, в первую очередь: я не люблю аляпистость, когда все стены в наклейках. Это отвлекает внимание детей, им это не нужно. 

С какими сложностями вы сталкиваетесь?

В первую очередь, это сложности с поиском места для детского сада. Не так много помещений подходят под наши цели. Вторая, и даже более серьезная - это подбор педагогов. У меня есть, и всегда было, видение того, как люди должны работать с детьми. Но таких, которые подходят, не так много. И поиск преподавателей и воспитателей занимает очень много времени. Плюс, какие-то юридические и финансовые вопросы, но в сравнении с подбором педагогического состава они уже не выглядят такими уж сложными. 

Расскажите немного про педагогов.

Это, безусловно, один из самых трудоемких моментов в реализации моих проектов. Общей формулы, по которой можно понять, может человек работать с детьми или нет, не существует. Мы постоянно ищем - в интернете, на конференциях, через знакомых. Приходится использовать многоступенчатую систему отбора: кандидат проходит последовательно через собеседования с моими коллегами, каждый проверяет его в том или ином предмете. Финальное собеседование - со мной. Затем пробные занятия, затем испытательный срок - и только потом мы решаем, можем мы принять его или нет.  

Жанна Рыжова (4).jpg

Ваша система воспитания как-то отличается от общепринятой в нашей стране?

Как в школьном, так и в дошкольном образовании в России во главе угла стоит авторитаризм. Власть взрослых. И мне сложно бывает объяснить людям с педагогическим образованием, которые приходят к нам устраиваться, что над детьми не нужно доминировать. С ними нужно быть на одном уровне. Это не значит, что дети не должны уважать взрослых. Это значит только, что детям нужно доверять. Я пытаюсь сломать стереотипы, показать людям, как важна эмпатия. 

Вы упоминали, что с вами сотрудничала Юлия Гиппенрейтер? (один из самых успешных в стране детских психологов, - Прим. ред).

Да, это так. Мы устраивали тренинги-лекции для родителей с ее участием, на которых, естественно, присутствовали наши воспитатели и педагоги. Юлия Борисовна очень мудрый человек, то, что она пытается донести - это гуманистический подход к воспитанию, и это правда очень важно. 
Хочу сказать, что она очень много для меня сделала. Наша с ней встреча совпала с тем моментом, когда у меня была сильная эмоциональная усталость от моего дела. Я хотела свернуть проект, думала, что у меня не получается, что что-то идет не так. И было очень важно получить поддержку от такого опытного человека, как она. 

Жанна Рыжова (10).jpg

А что тогда произошло, если не секрет?

Дело в том, что не все родители понимают, что такое дошкольное развитие. Сейчас с этим уже проще, а еще несколько лет назад был совсем кошмар. Мне было трудно объяснить всем, что дошкольное развитие не сводится исключительно к подготовке ребенка к школе. И это не значит, что в три года ребенок должен уметь читать и писать. Да, мы занимаемся и подготовкой, но всему свое время. Но ко мне приходили люди и восклицали: «Почему я плачу вам столько денег, а он не читает и не пишет?!», при этом речь шла о детишках 3-4 лет. О том, что ребенку нужно учиться взаимодействовать с миром, друг с другом, мало кто из них думал. Мужчины не понимали, что значит «воспитывать ребенка в свободе». Они думали, что свобода - это вседозволенность. Но это не так. И в какой-то момент я поняла, что невероятно устала это доказывать. И Юлия Борисовна помогла мне справиться с этим кризисом, сказав, что я все делаю правильно. И правда, со временем у меня получилось это родительское непонимание преодолеть.

То есть можно сказать, что главная сложность в работе с детьми - это их родители?

Одна из, да.      

Можно сказать, что они как-то изменились за те восемь лет, что вы занимаетесь садами?

Родители стали более образованы в плане понимания дошкольного и школьного образования. Сегодня им не нужно с пеной у рта доказывать, что нет необходимости ребенку в том или ином возрасте давать навыки, которые ему пока не нужны. 

Наверняка желающих попасть в ваши детские сады больше, чем доступных мест. Как вы отбираете детей?

Мы не отбираем детей. Мы, скорее, отбираем родителей. Действительно, есть такое различие между государственными и частными детскими садами: в некоторых считают, что дети должны быть отборными (да, действительно так и говорят - «отборные»). В чем эта отборность? Они учатся хорошо, представляют детский сад. Там говорят: «Видите, какие образцово-показательные дети? Это все мы, детский сад». 

Жанна Рыжова (6).jpg

Мы берем любых детей, в том числе детей с особенностями развития. Аутистов. Такие дети тоже бывают разными, например, агрессивными. Но если мы видим, что они могут причинить вред другому ребенку, мы не говорим «До свидания!». Мы работаем с ними. Естественно, вместе с родителями. Важно показать всем детям, что бывает по-разному, и люди бывают разные, не такие, как они. И это нормально. Это воспитывает в детях эмпатию, способность сопереживать.

И возвращаясь к тому, с чего я начала: если родители хамят, не понимают наших задач, целей и методов - с такими мы пытаемся найти понимание. А если не получается - прощаемся.

Считаете ли вы, что есть разница между мужским и женским стилем управления?

Думаю, все зависит от человека, а не от пола. 

Сколько человек сейчас работает под вашим руководством?

Сейчас порядка девяноста. Но к сентябрю эта цифра удвоится, я полагаю. Потому что количество садов в сети постоянно растет.

У вас сейчас три детских сада? 

На сегодняшний день у нас в полном режиме работают три площадки, с сентября откроется еще один детский сад в Щукино. При этом мы сейчас активно ведем переговоры по поводу открытия еще одного, пятого садика.   

Кризис как-то сказывается на бизнесе? 

Нет. Мы цены не повышаем.

Жанна, не могу не задать этот вопрос. Когда вы только начинали заниматься бизнесом, ваша известность по реалити-шоу «За стеклом» как-то помогала или мешала?

Нет, на самом деле, она не повлияла никак. И никогда. Это совсем другая история.

Ну хорошо. Давайте теперь немного о вас поговорим. Где вы одеваетесь?

Я не люблю покупать одежду в Москве. Каждое лето, как правило, мы с мужем уезжаем в Италию, где у меня есть доступ к итальянским магазинам - а я люблю итальянские бренды. Кроме Милана, летаю на шоппинг в Париж и Голландию раз-два в год. 

Косметикой каких брендов пользуетесь?

Что-то из Bobby Brown, что-то из Nars, что-то из Chanel. Если честно, я редко выбираю сама: у меня есть визажист, с которой я вижусь раз в неделю, и которой доверяю. Она подбирает мне ту косметику, которая мне подходит. Плюс косметолог, которая подбирает нужный уход.

А какие места в городе можете назвать любимыми?

Вчера мы с мужем ужинали в «Рыбы нет», сегодня идем на обед в Erwin. Мне нравятся рестораны Раппопорта, Новикова, пусть и не все. Люблю в Москве парки. Их сейчас очень здорово делают! И парк Горького, и Музеон, и ВДНХ. Люблю гулять вокруг Новодевичьего монастыря. Летом в Москве особенно хорошо, машин мало, и можно много гулять. Печально, конечно, что перекопали центр, но я надеюсь, это скоро закончится.