Рия Кебурия: "Мне всегда нравилось делать что-то из ничего"
Мода

Рия Кебурия: "Мне всегда нравилось делать что-то из ничего"

Авангардный грузинский дизайнер о творческом детстве, необходимости образования и своих коллекциях-атмосферах.

Дизайнер с грузинскими корнями Рия Кебурия давно перешла из разряда перспективных в разряд узнаваемых. Основанный ею бренд Ria Keburia пользуется популярностью не только в России и родной Грузии, но также во Франции, где Рия изучала маркетинг в American University of Paris и параллельно — дизайн в International Fashion Academy по профилю дизайна одежды, и в Украине, где несколько лет назад в рамках Ukrainian Fashion Week состоялся ее первый показ. 

Ходят слухи, что Кебурия один из самых немногословных дизайнеров, однако когда TrеndSpace заглянул в ее комнату на четвертом этаже отеля Kebur Palace, то встретил обаятельную и крайне общительную девушку, которая с улыбкой отвечала на любой вопрос. 

Рия, чем ты интересовалась в детстве? Вокалисты любят рассказывать о том, как с пяти лет мечтали о большой сцене, актеры — о чтении стихов на стульчике перед восхищенными родственниками. У тебя уже тогда были дизайнерские предпосылки?

Я всегда очень любила клеить, резать и вообще обожала рукоделие. Моим любимым уроком всегда был труд. Помню, как я постоянно залезала к маме в гардероб, отрезала карманы от каких-то джинсов, чтобы она не заметила, и делала из этого безделушки. В то же время меня никогда не интересовало какое-то конкретное направление: не было такого, что меня увлекала только одежда или только акессуарная часть. Мне просто нравилось из ничего делать что-то.

.jpg

Как получилось, что ты поступила на социологический факультет МГУ? Социология не кажется хоть сколько-нибудь творческой специальностью.

Точно, это не творческая история. Но по российской системе образования я довольно рано заканчивала школу, плюс последние годы брала экстерном, так что в пятнадцать лет я уж точно не видела себя дизайнером. В этот период важную роль играют родители: все равно я человек больше гуманитарный, у меня получалось хорошо писать в школе, и им хотелось, чтобы я занялась чем-то серьезным. У меня тогда не было художественных навыков, да и вообще я человек не рисующий, я больше концептуалист-конструктор, поэтому должна сказать, что родители меня повели сначала по правильному пути. Два года я проучилась там, и могу сказать, что это были невероятно веселые годы. Они никак не влияют на мою карьеру, но это был очень хороший период.

Дальше ты продолжила обучение?

Я переехала в Париж, чтобы четыре года посвятить изучению маркетинга и коммуникаций в American University of Paris. И вот там мне пришлось усердно учиться, подтягивать академический английский, сидеть над книжками день и ночь. 

А что насчет дизайнерского образования?

В определенный момент я поняла, что не могу подвести себя и свою мечту. Продолжая учебу на последнем курсе коммуникаций, я поступила еще и на дизайн в International Fashion Academy. Совмещать, конечно, было очень сложно: обычно было так — утром я вертелась у манекена, а вечером спала на лекциях. Первые годы они просят в основном чертить и кроить, а у меня не было никакой техники. Но пришлось как-то выдержать и пройти все эти испытания, для того чтобы сейчас уметь объяснить своему закройщику, как правильно делать ту или иную вещь. 

Мне кажется, что через образование дизайнера обязательно нужно пройти. Если у кого-то есть художественное образование — он может делать принты, ему совсем не нужен закройщик. Я выбрала путь более авангардный, поэтому я должна знать, как диссимметрия будет сидеть, как правильно ее выстроить. И к этому я пришла через образование, не через свое хобби. Большую поддержку в этом смысле мне дали французы-учителя: если бы не они, я бы правда этим не занималась.

.jpg Лукбук Ria Keburia, весна–лето 2012

Во Франции легче создавать коллекции, запускать бренд да и вообще становиться дизайнером?

Стать дизайнером в принципе можно везде, но с юридической стороны в Париже это, наоборот, чуть сложнее. Прежде всего потому, что там очень большие налоги, дороже регистрировать работников, и потому лучше это сделать в Америке или даже в России. Мне французы-учителя сказали четко: «Never open a company in Paris». Но я все равно ее открыла, а потом через месяц закрыла и поняла, что это было большой ошибкой.

Создание коллекций Ria Keburia — это долгий процесс, или идея приходит моментально и тебе нужно сразу же заняться ее воплощением?

Люди, которые подписаны на меня в Instagram, знают, что у меня это очень долгий процесс. Все начинается с вдохновения, с собирания идей, коллабораторов, художников — и у меня вдруг появляется одна маленькая идея, что я хочу натворить на этой территории, в этом сезоне. Я так и называю каждый свой сезон — атмосфера. Эта атмосфера всегда связана с моим внутренним миром и с тем, что я хочу сказать. Или это какая-то идея, которая меня интригует и которую я хочу раскрыть через одежду. И каждый из луков пропитан этой историей, может быть, принтом, а может быть — формой. 

Наверное, можно сказать, что я подстраиваюсь под коммерческий мир, но я все равно делаю это максимально творчески. Я не подстраиваюсь под рынок или под страну, под город или под культуру. У меня есть своя история, а клиенты приходят и могут ее носить. 

.jpg Ria Keburia, весна–лето 2014
.jpg Ria Keburia, весна–лето 2014

Расскажи про свою самую главную коллаборацию?

Я начала делать коллаборации два года назад. Совершенно первая коллаборация у меня была с брендом аксессуаров Eshvi. Я помню, как взяла эту коллаборацию, надела ее на модель и вдруг поняла, что это и есть кульминационный момент коллекции. Я поняла, что таким же образом в своих перформансах я могу «высвечивать» других художников. И мне очень понравилась эта идея, мне показалось, что, во-первых, мало кто делал это, а во-вторых, эту идею можно развивать. 

А самая серьезная коллаборация — серия солнцезащитных очков для baby-коллекции с Fakoshima. Это были бессонные ночи, это были большие деньги. И потом нам пришлось совместными усилиями продавать все это, для того чтобы выжить. В процессе производства возникали столкновения с фабриками, но я готова была пойти на все, потому детская коллекция была полностью закрыта тем, что у меня были эти очки. Поэтому коллаборации — один из самых веселых и дополняющих аспектов для Ria Keburia. И я сама выбираю таланты, я общаюсь с ними, я расширяю свой кругозор. И это всегда правильные люди со своими историями, но каждый сезон мы становимся частью одной истории, и это меня очень и очень вдохновляет.

ria8-564x895.jpeg Eshvi x Ria Keburia
IMG_1035noiseplus_-597x895.jpg Fakoshima x Ria Keburia

С кем бы ты хотела сделать коллаборацию, если бы могла выбрать кого угодно?

Я вообще рассуждаю насчет коллабораций очень реально. Мне хотелось бы делать коллаборации с известными людьми, но я не хочу об этом говорить, пока не выйду на конкретного человека, не познакомлюсь с ним и мой research не станет реальностью.

Сегодня подготовка к показам проходит легче?

Это в любом случае нервотрепка, но я все-таки очень привыкла, нет какого-то внутреннего волнения. Потому что время уже сделало так, что на меня работают очень хорошие люди, которые поддерживают меня и видят во мне потенциал. Если бы не они, в один прекрасный день я обязательно сдалась бы и сказала: «Лучше я пойду куда-нибудь поучусь». 

Как к твоему творчеству относятся родители? Поддерживают?

Безусловно, они меня поддерживают. Но все равно они хотят видеть какую-то финансовую отдачу, для того чтобы понимать — идет дело вперед или нет. Со стороны бренд — он есть, он в топе, о нем пишут. Но что происходит в компании изнутри, всегда отображается на мне, поэтому, когда они видят, что что-то идет не так, они очень переживают и всегда говорят: «Пойди уже займись семейным бизнесом или просто оставь нас всех в покое».

.jpg Ria Keburia, осень–зима 2015
.jpg Ria Keburia, осень–зима 2015

Какие дизайнеры тебе нравятся?

Долгое время я была фанатом японской моды. Это Рэи Кавакубо, Йоджи Ямамото и их революция, которая очень повлияла на меня. Особенно Рэи Кавакубо, которая авангардом, артом создает такую концептуальную загадку, на которую нужно смотреть. И это может быть абсолютно странно, но абсолютно загадочно. И она умудрилась вот эту мистику потом разложить на коммерцию, что удается не всем. Ее подход сегодня настолько выстроен, что она может делать все что угодно, и это будет работать. 

Ты говоришь, что каждая коллекция — это история. Новая коллекция — это история о чем?

Сейчас я сама, может быть, не знаю до конца, о чем она. Но я точно знаю, что это будет зимняя коллекция, темная, шерстяная. Я вижу там вязку. И все это зависит от какой-то истории, которая пока еще не до конца мною написана и придумана. И это все будет в том числе зависеть от художников, с которыми я буду работать. Но это абсолютный контраст тому, что ты сейчас видишь (на рейлах висит «кислотная» коллекция Ria Keburia весна–лето 2016. — Прим. ред.). Мне все-таки хочется еще раз пойти в Грузию, потому что я окунулась туда один раз в первой коллекции и готова окунуться еще раз, но уже с другими техниками.

Грузия, Советский Союз, если говорить о последней коллекции… Все это востребовано на Западе? 

Даже учителя меня всегда предупреждали: «Use Georgia, use Georgia». Потому что это маленькая страна с большой историей и очень развитой культурой. Когда на рынке появляется что-то новое, весь интерес падает на то, что это за народ, какие у него традиции. Сейчас в моде корейцы, потому что пришел момент, выбрано правильное время, наступил такой маленький бум, когда о них все заявляют. И обязательно нужно правильно использовать такие моменты.

1.jpg Ria Keburia, осень–зима 2013
19.jpg Ria Keburia, осень–зима 2013

Скажи, без чего ты не представляешь свой день?

Ой, я скажу очень банально. Если честно, то без телефона и Facebook. Потому что я там делаю все: и работаю, и общаюсь. Могу сказать, что социальные сети сопровождают меня в течение всего дня. Так что я абсолютно обычный человек.