Модные итоги 2015 года
Мода

Модные итоги 2015 года

Триумф Джиджи, ужасы HMBalmaination, кадровая чехарда и другие тренды 2015-го в отчете модного колумниста TrendSpace Аси Огиенко.

Уходы года

Альбер Эльбаз

a34359e7eba2a0b1a0d8931b15d59634.jpg

Конец года ознаменовался сразу двумя громкими уходами: с разницей в несколько дней из Dior ушел Раф Симонс, а из Lanvin — Альбер Эльбаз. И хотя причины этих двух событий были совершенно разными (в первом случае главную роль сыграли личные вопросы, во втором —непримиримые разногласия с руководством), объединяло их одно: о том, что коллекции, не так давно представленные на Неделях моды, станут для этих креативных директоров последними, мы узнали уже постфактум. Внезапность и несправедливость увольнения Эльбаза, возглавлявшего Дом имени Жанны Ланвен последние 14 лет, оскорбила остальных сотрудников Дома, и они уже подняли бунт против руководства и продолжают разбирательства в суде. Сам Эльбаз в суд пока не пошел, а вместо этого наконец зарегистрировался в Instagram — свободного времени у него теперь будет достаточно. Тем более, хотя обаятельного дизайнера и прочили на место Симонса в Dior, пока совершенно не ясно, насколько оправдаются слухи: руководство LVMH решило в течение следующих двух сезонов не назначать нового креативного директора.

Раф Симонс

google-plugged-in-christian-dior-tokyo-raf-simons.jpg

Раф Симонс же своим уходом создал важный прецедент. Все знают, что это был тот редкий случай, когда руководство Дома и всего холдинга было против отставки дизайнера, и не продлен контракт был именно по его инициативе. Посетовав на отсутствие времени на собственную жизнь, а заодно на конвейерную работу и вечную усталость, Симонс отправился заниматься своими проектами и любоваться природой — об этом его увлечении все узнали из материала журнала System. И вслед за этим о безумии модной индустрии, безжалостно выжимающей из своих лучших героев все соки, снова заговорили все.

Александр Вэнг

alexander-wang-rtw-ss2013-runway-46_215953709583.jpg

Своими делами — но, насколько известно, не по своей воле — отправился после весеннего показа Balenciaga заниматься и Александр Вэнг. Это никого не удивило: модные критики были не в восторге от его коллекций для исторической марки. Зато сам Вэнг наконец расслабился, совершенно забил на Кристобаля Баленсиагу и его эксперименты с кроем и вывел на подиум моделей в пижамах и сорочках.

Возвращение года

la-ar-john-galliano-maison-martin-margiela-20140929.jpg

Джон Гальяно, пережив несколько лет опалы и успев поработать в российской косметической сети "Л’Этуаль", наконец вернулся в большую моду. Чем закончилась его связь с "Л’Этуаль", доподлинно неизвестно — обещанные коллекции косметики на прилавках замечены так и не были, и до сих пор не ясно, был ли, собственно, мальчик, зато плоды трудов Гальяно в Maison Margiela видели все. Полноценный подиумный камбэк дизайнера-мученика состоялся 13 января на Неделе высокой моды и сразу разделил публику на два лагеря. Кто-то радовался тому, что король вернулся, другие рвали на себе волосы из-за того, что происходит с Домом, который построил Мартин Маржела. Сам Маржела, впрочем, преемника благословил, назвав отличной кандидатурой, и следить за делами бренда окончательно перестал — в это же время из прежнего названия Maison Martin Margiela имя основателя незаметно и без лишнего шума исчезло. 

Дизайнер года

regular-standard-93_gucci_post_single1.jpg

Главным человеком года, безусловно, стал Алессандро Микеле, изменивший Gucci до неузнаваемости и превративший итальянский Дом в марку №1 2015-го. При Джаннини такого не было: все уже давно, в общем-то, перестали интересоваться делами Дома. От скуки всех спас длинноволосый мужчина, имя которого все услышали впервые только после первого его показа, — и ни эта безызвестность, ни скромный и даже застенчивый вид не помешали новому креативному директору совершить настоящую революцию. Пусть и в большей степени стилистическую. Интересно здесь и то, что Микеле работает в Gucci еще с 2002 года — к команде он присоединился почти за пять лет до того, как креативным директором была назначена Фрида Джаннини. А с 2011-го будущий революционер возглавлял отдел аксессуаров итальянского Дома.

gucci-ss16-06.jpg
Gucci ss 2016

В чем, собственно, заключалась революция? Алессандро Микеле первой же своей коллекцией задал два очень важных тренда, которые в этом году во многом стали определяющими и для других дизайнеров. Это — самое очевидное — гендерная амбивалентность и — очевидное чуть менее — образы новых нердов. Первое получило особенно широкое распространение, превратившись в настоящую эпидемию, а второе осталось просто относительно небольшим, но очень симпатичным трендом года. По крайней мере, очки, береты, блузы с бантами и плиссированные юбки в одном наборе хоть раз нацепляли на себя практически все интересующиеся.

Назначения года

demna-gvasalia-de-la-griffe-vetements.jpg

Одним из основных глобальных трендов этого года стал курс на омоложение, взятый индустрией. Об этом мы уже рассказывали во всех подробностях, так что ограничимся кратким резюме: для того, чтобы снова стать интересными прессе и молодым покупателям, на резкие перемены решились сразу несколько крупных Домов. В том числе Gucci, Emilio Pucci, Nina Ricci, Balenciaga и даже Roberto Cavalli с Versace, до этого продававшие исключительно секс, шик, блеск и красоту.

vetements-1028-ss16-pw-800x1200.jpg
Vetements ss2016
_VET0237.jpg
Vetements ss2016

Руководство Balenciaga совершило самый неожиданный скачок, пригласив на пост креативного директора Демну Гвасалию — одного из основателей Vetements, самой обсуждаемой и горячей из всех независимых молодых марок. Теперь именно его дебютное шоу автоматически стало самым ожидаемым показом следующего сезона. А Cavalli и Versace пошли своим путем, решив не звать на помощь молодежь и справиться своими силами. В Дом Роберто Кавалли вернулся Питер Дундас, а Донателла Версаче вовсе не стала обновлять команду, зато резко обновила концепцию своего Дома — вместо секса и золота ее теперь интересуют спортивная  мода улиц и идеи униформы.

Дичь года

balmain-hm-paris-store-crowds-line-main.jpg

Каждый год в начале ноября мы наблюдаем ярчайшее доказательство того, что человек хотя и социальное, но все-таки животное — тщательно скрываемая в остальное время звериная природа прорывается в очередях за вещами из коллабораций H&M. В этом году коллекцию для масс-маркетового гиганта сделал Оливье Рустен, креативный директор Balmain, обладатель почти 2 миллионов подписчиков в Instagram, друг Кендалл Дженнер, Джиджи Хадид и семейства Кардашьян–Уэст. Его фолловеры плюс фолловеры всех вышеперечисленных и масштабная кампания в соцсетях породили такую массовую истерию, что представить что-то более отвратительное в следующем году уже почти невозможно.

HM-Balmain-event_3.jpg

В России отличились не только рядовые поклонники марки, но и те, кто, по идее, считается «друзьями H&M» — то есть люди, приглашенные на закрытую предпродажу коллекции. Модные редакторы, звезды шоу-бизнеса, светские девицы, мужья которых, кажется, могли бы позволить покупку всего Дома Balmain, — все выносили из магазина огромные пакеты, хватая все без разбора и без оглядки на размер. На следующий же день стало ясно, зачем: на Avito появились все те же сияющие пиджаки и платья, но уже совсем за другие деньги. Цены выросли в несколько раз — скажем так, от двух до десяти.

Куда интеллигентней прошел выход коллекции Кристофа Лемера для Uniqlo: без скотобойни на входе в магазины и массовых скупок продукции в промышленных объемах. Лемер, в отличие от Рустена, не любит ни пайетки, ни Instagram-звезд, ни сексапил 80-х — что и к лучшему.

Модели года

Kendall-Jenner-and-Gigi-Hadid-MAIN.jpg

Главными моделями года стали, безусловно, Джиджи Хадид и Кендалл Дженнер — две звезды Instagram и самые яркие на данные момент it-models, они же social supermodels. Этот важный термин 2015 года придется запомнить: так называют девушек, востребованных в модельном бизнесе благодаря не только своей внешности, но и личным армиям фолловеров, которые с радостью сделают кассу любому бренду, решившему поработать с их героинями. Именно после появления Хадид и Дженнер число подписчиков в соцсетях стало одним из главных критериев для всех кастинг-директоров при выборе моделей. Теперь без как минимум пары тысяч фолловеров в большой бизнес лучше не соваться.

Первый мужчина it-model

Page 1_0065 copy.jpg

За этот год в мире появился и первый it-model мужского пола. Первопроходцем на этой стезе стал Лаки Блю Смит, 17-летний пухлогубый блондин с глазами хаски. У Лаки Блю пока всего 1,7 миллиона подписчиков в Instagram, что в сравнении с 44 миллионами Кендалл Дженнер, конечно, просто смешно — но у него, будем справедливы, не было и мощной поддержки в виде многочисленного клана Кардашьян. Хотя семья Смит, где все дети красят волосы в белый и с гордостью носят очень странные имена, тоже сражается за успех целой командой.

Body positive 

Body-Positive-Lingerie-New-Image1.jpg

Вторая главная тенденция модельного мира в 2015 году — движение body positive. Его лицом в какой-то мере (и совершенно невольно) стала Джиджи Хадид, которая внешне заметно выделяется среди остальных подиумных моделей, обладая чуть более пышными формами. Блондинке пришлось защищаться от обрушившегося на нее шквала критики — злобные интернет-пользователи обвиняли Джиджи в профнепригодности из-за ее «немодельной» фигуры. Она могла бы проигнорировать эти вскрики, потому что те все равно никак не отражались негативно на ее заработках, но все же решила поставить злопыхателей на место. Для этого ей хватило одного поста в Instagram — вот что значит интернет-популярность.

Plus size

3c64c71d566674a66ea83f8f05b768e6.png

Движение моделей категории plus size, которым надоело считаться вторым сортом, тоже стало заметной движущей силой. В марте была запущена акция #DropThePlus, а уж точное количество журнальных съемок, интернет-материалов (вроде этого на Buzzfeed — самого яркого http://www.buzzfeed.com/laraparker/heres-what-victorias-secret-swimsuits-look-like-on-real-wome ) и даже рекламных кампаний нижнего белья, подчеркивающих неправильность разрыва между большинством реальных женщин и десятком тоненьких ломких моделей, и вовсе не подсчитать. 

Рут Белл 

tumblr_nv7558x9ER1rf43pdo1_1280.jpg

Еще одной героиней года, которую уже называют воплощением новой женственности, стала Рут Белл — во время весенних показов бритая почти наголо, а теперь отрастившая волосы до прически в духе Джин Сиберг. Она уже успела не только «сделать» несколько важных показов, но и стать лицом новых коллекций Burberry, Alexander McQueen и Saint Laurent.

Тем временем в России

Цены растут

money.jpg

У нас нет собственных Рафов Симонсов и Альберов Эльбазов, а Вика Газинская и Нина с Донисом вряд ли когда-то соберутся передать свои бренды в чужие руки. Так что на события российская индустрия не столь богата, как заграничная. Скажем прямо, на самом деле так и вовсе исключительно бедна. Хотя нельзя сказать, что вокруг совсем ничего не происходит. Происходит очередной кризис — рубль падает, доллар растет, а вместе с ним растут и цены на одежду, от масс-маркета до люкса. И многие не готовы тратить на вещи эти новые суммы: так что даже если средний чек остается прежним, товарных единиц в нем теперь значится гораздо меньше. И не похоже, что в ближайшее время ситуация ощутимо изменится к лучшему — в выигрыше, как всегда, остаются только те, кто получает зарплату в фунтах, евро и долларах. А также марки, закупающие ткани и держащие производство в России — коих предсказуемо немного. Не сказался кризис разве что на продажах коллекции Balmain x H&M.

Прорыв года

Без имени.jpg

Несмотря на не самые благоприятные условия для развития, кое-кто в таких условиях продолжает расти, крепнуть и даже запускать новые сторонние проекты. Безусловными героями российских интернет-продаж в 2015 году можно смело назвать команду Aizel.ru. В конце мая они объявили о новых инвесторах, о начале работы по принципу market place, о эксклюзивном сотрудничестве с некоторыми брендами (Gucci!), о запуске собственного онлайн-журнала и о серьезном пополнении в команде. Из всего этого не сложился только журнал — зато на сайте появляются красивые съемки, снятые под руководством Алены Исаевой, покинувшей в этом году Numero.

Лучшие дизайнеры

zddz-london-spring-summer-2016-moscow-09-1200x800.jpg

Лучшими российскими дизайнерами из числа молодых и свежих (про Нину Неретину и Дониса Пуписа писать нет смысла — они всегда свежи и вне конкуренции, хотя своему устоявшемуся стилю не изменяют никогда) мы назовем Женю Ким, Дашу Сельянову и Тиграна Аветисяна. Ким, основательница марки J.Kim, в этом году окончательно переросла свое звание нашей главной надежды и стала одним из главных игроков. Сельянова наконец стала узнаваемой и в России, сконцентрировавшись на нашем рынке, а заодно заставила всех говорить не только о своей весенне-летней коллекции, но и о депрессии, которой та была посвящена. Для российского покупателя коллекции-истории — а именно с такими работает ZDDZ, выбирая основную тему и выстраивая все, от самой одежды до ее презентации, вокруг — до сих пор в новинку, но Даша Сельянова (и Рия Кебурия, еще одна заметная героиня, только из Грузии) постепенно приучают к ним публику.

Читайте также: 

Бьюти-итоги 2015 года

Итоги года: чем запомнился 2015-й