Тенденций нет: почему сегодня в моде абсолютно все
Мода

Тенденций нет: почему сегодня в моде абсолютно все

Модный колумнист TrendSpace Ася Огиенко о гибели трендов.

В начале каждого сезона все модные и околомодные порталы наводняются материалами — сборниками главных тенденций сезона. В каждом по 20–30 трендов, на которые, по мнению редакторов, стоит обратить внимание. А между сезонными коллекциями появляются еще pre-fall’ы и "круизы". И конечно, проходят мужские, кутюрные и свадебные Недели, за каждой из которых непременно следует такой же список тенденций, снова требующий всеобщего внимания.

Cat.jpg

Кажется, что и этого уже слишком много, но не тут-то было: в те недолгие периоды, когда показы наконец заканчиваются, а итоги прошедших подведены (такое счастье, как знает любой редактор, длится недолго), появляется новая коллаборация H&M. Ким Кардашьян или Рианна выкладывают у себя в Instagram новое фото. В том же Instagram стартует очередная массовая кампания за свободу весить сколько душе угодно и быть красивой без макияжа. YouTube-блогер, прививающий своим фанатам со всего мира любовь к прекрасному, выкладывает видеоурок по очередной революционной технике make up. Звезда категории А появляется на важном мероприятии в "голом" платье. И нам снова есть что обсудить или осудить — а о новых трендах, пытаясь опередить конкурентов, бросаются писать самые расторопные журналисты. За их более медлительных коллег, в том числе и русскоязычных, которые самостоятельно "ловить" такие вещи не умеют, можно не переживать: они подхватят все позже.

В моде сейчас абсолютно все. А журналисты, до сих пор составляющие списки In/Out, делают это исключительно по инерции, и никакого отношения к окружающей нас реальности все это больше не имеет.

Мы, как должны были к февралю 2016 года заметить даже самые ненаблюдательные, живем в мире, который совершенно не похож на прежний. Людей, готовых покупать, становится больше. Интернет есть у всех, кто потенциально способен потратиться хотя бы изредка. И ради удовлетворения этой главной человеческой потребности — опять же покупать — команды модных Домов работают на износ. Соответственно, изменился и процесс формирования трендов. 

Теория диффузии инноваций, описывающая само их появление и распространение и, несмотря на сложное название, очень доступно объясненная Малкольмом Гладуэллом в "Переломном моменте", работает как и прежде. Что-то новое вводит в свой обиход сперва очень маленькая группа людей-новаторов. Их замечают другие, менее продвинутые окружающие. Но большая часть из них еще не готова ввести подсмотренное у новаторов в свою собственную жизнь: находка может быть очень интересной, но для большинства слишком радикальной. Чтобы что-то новое ушло в массы, нужен, условно говоря, передатчик, транслятор — и эту роль берут на себя дизайнеры, адаптирующие его сперва для подиума, все еще в очень необычном и ярком виде, а потом и для магазинов — уже в лайт-версии. И график жизненного цикла тенденции, по Гладуэллу, выглядит так: сперва медленное начало, затем незначительный подъем, когда к новаторам присоединяются ранние последователи, потом резкий подъем, когда новинку замечает большинство, а затем спад, когда к схеме "нехотя присоединяются отстающие".

Вот здесь-то и произошли главные перемены. Сама схема будто бы осталась прежней, но соотношение протяженности всех ее периодов нарушилось. Мы живем в соцсетях, где что-то Очень Важное происходит примерно раз в минуту — и с той же скоростью появляются и исчезают разные тенденции. Как раньше работали агентства по поиску трендов, составляющие трендбуки для крупнейших модных Домов? Их сотрудники, трендхантеры, искали тренды вокруг, присматриваясь к людям на улице, обращая особое внимание на тех самых "новаторов"  — все самое интересное, как мы помним, сперва в ходу только у маленькой и самой прогрессивной группы людей. Эти местные тренды записывались и "ставились" на будущее, а дизайнеры, получая результаты исследований, через пару сезонов с подиумов транслировали самое интересное массам. Те его подхватывали, а затем тренд постепенно сходил на нет, сменяясь другим. Сегодня же "поставить на будущее ничего нельзя". Все, — слава Instagram! — происходит исключительно здесь и сейчас. Какие-то тренды-минутки исчезают сразу после того, как были сформулированы и описаны журналистами, какие-то, наоборот, отказываются уходить, когда время, отведенное им в стандартном графике, поджимает. 

В итоге в одном пространстве существуют тенденции, абсолютно друг другу противоречащие. Увлечение натуральным макияжем — и рядом Ким Кардашьян с ее стробингом. Бодипозитив с растяжками на коже и естественными волосами на теле — и тут же девушки, сбривающие с лиц натуральный пушок и снимающие обучающие видео по собственным техникам на YouTube. Манифесты о том, что сегодня куда важнее быть cool, чем hot — и триумфальное шествие по миру Balmain x H&M. Из моды до сих пор не ушли 60-е с 70-ми, и многие увлеченно шьют юбки-трапеции и платья в цветах. При этом на повестке дня одновременно находятся 80-е и 90-е. А сейчас все только-только начинают писать о возвращении моды нулевых — которые закончились вообще-то всего шесть лет назад, что никак не соотносится с пятью десятилетиями, которые в 1937-м историк моды Джеймс Лэвер обозначил как подходящий срок для возвращения на повестку дня того, что из нее вышло.

faces.jpg Balmain x H&M

Выплыть из этого моря трендов, противоречащих друг другу, не отказываясь от устаревшей концепции восприятия, практически невозможно. Благодаря соцсетям людей, способных влиять на моду, стало слишком много. Более того, влиять на нее может каждый (даже тот, у кого нет и пары тысяч подписчиков в Instagram), если один из его постов случайно будет замечен кем-то с более широкой аудиторией. А поиск и описание новых трендов идет сейчас каждый день, каждую минуту, как только вы открываете свою новостную ленту. Так что можно с уверенностью сказать, что в моде сейчас абсолютно все. А журналисты, до сих пор составляющие списки In/Out, делают это исключительно по инерции, и никакого отношения к окружающей нас реальности все это больше не имеет.

gucci-spring-2016-campaign-berlin-0.jpg
Gucci Spring 2016

Именно поэтому ставки стоит делать не на тенденции, а на индивидуальный стиль. Люди полюбят вас, если вы сможете продавать не только одежду и образ, но и историю, подключив кроме визуального еще и другие каналы. Позволив клиентам ощутить родство с вами, общность с тем персонажем, которого вы создаете, основываясь на собственном личном опыте. Это уже не абстрактная "девушка, которая любит шампанское, меха и частные самолеты", а конкретные Алессандро Микеле, Демна Гвасалия, Раф Симонс. И если в их отчасти автобиографичных коллекциях вы обнаруживаете сезон за сезоном кусочек собственной биографии, сходство вашего мировосприятия, то и не полюбить их у вас не получится. С другой стороны, кто-то по-прежнему может ощущать общность и с менее глубокими персонажами, которых не становится меньше. Можно любить того, с кем вы чувствуете родство, можно стремиться быть похожим на кого-то, чьей жизни вы завидуете, можно любить меха и частные самолеты — и всегда находить кого-то, кто сможет на ваших условиях удовлетворить вашу страсть покупать. И это одна из причин, по которой мы искренне любим мир образца 2016 года.

Читайте также: 

Прощай, скука: как молодеют модные бренды?

Модные итоги 2015 года

Теги: мода