Men Only с Елисеем Косцовым
Мода

Men Only с Елисеем Косцовым

Директор отдела моды журнала PORT Елисей Косцов о пяти вещах, которые должны быть в гардеробе у каждого мужчины этой осенью, специально для TrendSpace.

 


Фотограф: Николай Зверков

 

В новой рубрике "Men-Only с Елисеем Косцовым" директор моды журнала PORT о вещах и мужской моде:

 

 

1. КЛЕТЧАТАЯ СОРОЧКА (SAINT LAURENT BY HEDI SLIMANE)

Мне очень импонирует тенденция не конкретно гранжевого стиля, а некой растрепанности в образе современного casual. Разумеется, это не касается планктонного аутфита (никто не предлагает ходить в офис в клетчатых рубашках, растянутых кардиганах и с немытой башкой, даже по пятницам). Но если речь идет о творческих профессиях или расслабленном виде на выходных, лучше избегать излишней вылизанности. Гранж в этом смысле идеален, собственно, как и черно-красная рубашка в клетку, как одно из его воплощений. Хотя голову все же лучше помыть, если только ты не главный редактор модного французского журнала, чтобы это сошло за шик!

     
 

2. КОЖАНЫЕ БРЮКИ (ZARA MAN)

Я не люблю, когда по поводу каких-то вневременных вещей говорят "это тренд сезона"! Кожаные брюки, надо понимать, появились задолго до изобретения материалов из ткани. И, на мой взгляд, они заслуживают права называться классикой ничуть не меньше, чем джинсы. Вопрос в их уместности. Принято считать, что это атрибутика либо байкерская, либо рокерская, либо пидорская. Но мне думается, есть шанс не сойти за одного из этих: надеваешь черные кожаные брюки с серой водолазкой и строгим приталенным серым пиджаком, с черными брогами на невысоком каблуке, и выглядишь вполне себе благополучно и стильно. И, да, если так будет понятнее, кожаные брюки - это тренд сезона!

     
 

3. СУМКА (WANT LES ESSENTIELS DE LA VIE)

Летом я посетил выставку PITTI UOMO во Флоренции, чудесное местечко, к слову. Это определенно мекка для модников, в максимально положительном смысле этого слова. Не каких-нибудь там фриков, пестрящих перед блогерами на парижских показах, а настоящих денди, франтов и джентльменов. От количества марок одежды и аксессуаров там может закружиться голова. Поэтому, когда на просмотр этого несметного количества брендов всего три дня, важно выработать зоркий взгляд на выявление "правильных" вещей, которых на этой выставке предостаточно. Одними из таких, определенно, стали для меня сумки WANT Les Essentiels de la Vie из долговечной кожи и органического хлопка.

     
 

4. ЗАПИСНАЯ КНИЖКА (SMYTHSON)

На деловой встрече нередко, помимо часов, ручек и запонок (хотя, я считаю, надевать их средь бела дня - полный провал!), обращаешь внимание на еще одну довольно показательную вещь. Это ежедневник. В какой-то момент все прочно подсели на дико модный Moleskine. Он, конечно, не блокнотик в клеточку, но и особого удивления или восторга, согласитесь, давно уже не вызывает. Сам, признаюсь, ходил с таким, пока не узнал про старую английскую марку Smythson. Продукция относительно не дешевая, но качество того стоит. Бумага, которая не пропускает чернила с обратной стороны, приятный на ощупь переплет из текстурированной кожи и боковая сторона с металлическим напылением, что позволяет ежедневнику не стать засаленным к середине срока его использования, все это - приятно учтенные мелочи, маленькие радости, так сказать, в деталях.

     
 

5. ПАРФЮМ (TESTOSTERONE, SENTIFIQUE)

У благородных парфюмов (сразу хочу оговориться, речь именно о них, а не о разрекламированных туалетных водичках с прилавков летуалей), на мой взгляд, два пути привлечь внимание, прежде чем ты их услышишь: либо необычной формой ёмкости, либо оригинальным названием. Особенно я люблю момент предвкушения, пока размахимаешь бумажной полосочкой, за несколько секунд до того, как поднесешь ее к носу. Что же из себя представляет аромат "отравленная кожа" или "Don't Get Me Wrong Baby"?! Увидев на флаконе надпись Testosterone, я заинтересовался. К моему удивлению, я не услышал нот хоккейной раздевалки или утреннего дыхания фрезеровщика. Тем не менее, этот пачульно-агаровый аромат показался мне одним из самых маскулинных, пожалуй, после ставшего классикой диоровского Fahrenheit.