«Сейчас на телевидении вырезают даже самые невинные шутки»

Известные телеведущие Ирена Понарошку, Ольга Шелест и Татьяна Геворкян раскрывают секреты профессии.

Многие начинающие журналисты и представители других профессий мечтают о работе на телевидении. TrendSpace.ru узнал у телеведущих Ирены Понарошку, Татьяны Геворкян и Ольги Шелест о том, есть ли дружба на телевидении, как вести прямой эфир и за какую работы они бы никогда не взялись.

Серьги Masterpeace
Ольга Шелест

Работа на TV предполагает ведение прямых эфиров, а это зачастую влечет за собой различные казусы и нестандартные ситуации. Поделитесь самым интересным случаем в прямом эфире, который вели вы

В прямом эфире случается всякое, но сейчас я в кадре, как рыба в воде и справлюсь с любой ситуацией. А вот помню, когда я вела "Утро" на НТВ, увидела что оператор, стоя за камерой, изо всех сил пытается подавить чих. Глядя на его потуги, у меня началась дикая истерика, я не могла говорить просто давилась от смеха, слезы текли рекой. Пришлось срочно передать слово ведущему новостей, а у него там катастрофы, террористы, в общем мой смех выглядел издевательством на фоне чужих трагедий.

А однажды я вела передачу с Антоном Комоловым, и осветительный прибор упал на администратора за кадром. Мы чувствовали всю его боль, но продолжали рассказывать зрителю что-то уморительно смешное.

Вы помните свой первый выход в прямой эфир?

Да, конечно. Это был канал К-10, сейчас он называется Муз-ТВ. Тогда он только начинал свое вещание, и раньше было дешевле выходить в прямой эфир, нежели записывать программу. Поэтому всех нас начинающих телеведущих, меня, Аврору, Дашу Субботину, бросали на амбразуру прямого эфира.

В мой первый прямой эфир у меня в ногах сидел Саша Пряников, который тогда уже две недели знал, что такое прямой эфир. Он там был на непредвиденный случай, если со мной что-то случится, он должен быть встать, вытолкнуть меня из кадра и продолжить говорить. Но через 15 минут моей бодрой говорильни он решил, что с него хватит и пошел домой.

Пальто Masterpeace, джинсы Marni

Чем отличается телевидение эпохи MTV от работы отечественного телеэкрана сегодня?

Все очень отличается. Сейчас мы живем в очень материальный век, для людей важно получать деньги. А раньше все было на энтузиазме. Мы целыми днями проводили на MTV, и нам было не важно, какую нам дадут зарплату.

Было важно, что нам доверяют, мы создаем это телевидение. У нас был карт бланш от нашего босса. Мы делали все, начиная от ведения программы и заканчивая набором титров. Мы все придумывали сами, и это был, конечно, бесконечный кайф.

Сейчас редко встретишь такие проекты, не потому, что люди такие стали, а потому что мир в принципе изменился. Я сама сейчас ни за какой энтузиазм нигде не буду сниматься. Да пожалуй уже никто тебе не скажет: «Вот тебе канал, делай с ним, что хочешь». Сейчас есть рейтинги, коммерция, реклама, маркетинг – это настолько большой и рискованный бизнес, что невозможно кому-то отдать канал и сказать: «Делай, что хочешь».

Туфли Manolo Blahnik, клатч Marni

Поддерживаете ли вы отношения с кем-нибудь из команды телеведущих того времени?

Мы дружим с Антоном Комоловым, Иваном Ургантом, со многими ребятами, кто работал за кадром. Канал MTV нас очень сплотил. С Туттой Ларсен я работаю на проекте "Девчата", пересекаемся с Яной Чуриковой. … И конечно, мы все следим за успехами друг друга.

Как вы считаете, на современном телевидении существует дружба?

Конечно существует. Но на телевидении действительно сложно встретить людей, которые дружат друг с другом, потому что существует очень высокая конкуренция, гонорары, и, конечно же, за это все бьются. Отсюда все склоки и интриги. Когда кто-то в моей команде начинает дружить против кого-то, я изо всех сил сопротивляюсь обеим сторонам, которые пытаются перетянуть меня на свои баррикады, часто бывает покидаю проект по причине нежелания участвовать в конфликтах чужих интересов. Так я покинула "Утро" на НТВ, ушла с одной радиостаниции. Не хочется тратить на мышиную возню время и нервы. Карма дороже.

Но дружба все-таки существует. Я всегда радуюсь успехам своих друзей-коллег. Так сложилось, что девушек-ведущих у меня не так много в друзьях, в основном парни. Но моя лучшая телевизионная подруга – это Рита Митрофанова. Мы дружим семьями, всегда друг другу помогаем, и если есть какие-то телевизионные проекты, в которых я не могу участвовать, то всегда рекомендую Риту, а она наоборот рекомендует меня.

Пальто Masterpeace, джинсы Marni

За работу над каким проектом вы бы ни за что не взялись?

Таких проектов много. В первую очередь, это те проекты, которые мне не интересны. О рыбалке, например, или кулинарные шоу. Меня часто зовут вести такие программы, но мне сама кулинария не интересна, может быть, потому что я не гурман, для меня все это очень обыденно.

Я бы не стала вести новостные программы, потому что если я запнусь на слове «терроризм», например, и со мной случится истерика это будет мой последний день на телевидении.

Жизнь публичного человека предполагает активное участие в светских раутах. Для вас это часть работы или отдых?

На самом деле, работа ведущих не предполагает выход в свет. Работа телеведущего – это быть в кадре, вещать, разговаривать, вести программу, рассказывать о чем-то. А светская жизнь – это все сопровождающие элементы в зависимости от того, нравится это тебе или не нравится.

Дмитрия Нагиева, например, практически невозможно встретить ни на каких тусовках, но, тем не менее, он – звезда номер один и очень востребован. Я тоже не выхожу часто в свет, потому что на это, во-первых, нет времени с появлением дочери, а во-вторых, это пустая света времени.

Даже с самых крутых мероприятий, ты всегда уходишь с ощущением недосказанности - с этим не поговорил, с тем не поздоровался… Поэтому я стараюсь выбирать для себя вечеринки, которые оставят в душе какое-то впечатление и даже вдохновение для моей последующей работы.

Джинсы Marni, свитшот Poustovit

Вы являетесь постоянным комментатором конкурса «Евровидение». На экране мы видим на конкурсе теплую дружескую атмосферу. Расскажите, как дела обстоят на самом деле?

На самом деле туда приезжают большие профессионалы, которые уже знают, что они будут делать, и как они это будут делать. Люди обособленно занимаются своим делом, спорят с режиссерами, с осветителями. Яна Рудковская говорит, что здесь нужен крупный план, а Филипп Киркоров говорит, что нужно показать ноги - продюсеры бьются за лучшие показы своих артистов, а артисты репетируют и репетируют. Все это занимает огромное количество времени и нервов, поэтому на что-то еще совсем не хватает сил.

И сама атмосфера на конкурсе весьма дружественна. Например, в прошлом году, когда в мире случились большие политические разногласия, в Копенгагене этого и не заметили. Людям всё равно, каждый занят своим делом. Конечно, есть такие разговоры как: «Посмотрите, какие жирные ноги у датчанки», или «Какую корову немцы прислали на конкурс!», но такова человеческая натура. В целом атмосфера очень праздничная, потому что все это длится короткий промежуток времени, и люди стараются максимально насладиться конкурсом.

Туфли и клатч Dior

Вы ведете программы как на телевидении, так и на радио. Можете выделить три основных отличия между этими работами?

Работа на радио более актуальная, потому что радио – это всегда прямой эфир. На телевидение же если что-то происходит в мире во время прямого эфира, то ты не можешь об этом сказать, потому что программы, как правило, узконаправленные.

Например, если я веду музыкальный конкурс, то я не могу сказать: «Вы знаете, сейчас на Мальдивах Анастасия Волочкова сломала ногу». Не дай Бог, конечно, ноги Насте еще понадобятся. А на радио ты всегда в ленте новостей и можешь транслировать только что произошедшее событие и дать свою оценку.

Телевидение от радио отличает визуализация, и можно любую свою фразу или эмоцию передать жестом, глазами и мимикой. На радио этого не видно. И как бы ты ни махал руками, людям нужно объяснить, что ты имеешь в виду. То есть это уже другая подача материала. Это же касается того, что ведя эфир на радио, ты можешь выглядеть как угодно, а на телевидении ты не можешь быть не накрашенной и не одетой.

У вас профильное журналистское образование. Как вы считаете, в работе теле- и радиоведущего образование играет важную роль или все же имеют значение талант и желание работать?

Я думаю, что талант и желание работать в приоритете. Конечно, никто не отменял ни образование, как таковое, ни самообразование. Совершенствоваться нужно всегда. Но без таланта, без амбиций в журналистике делать нечего. И никакая школа телевидения или университет не научат вас быть увлеченными, рисковыми, яркими и харизматичным. Но грамотно излагать свои мысли на бумаге и в кадре, безусловно научат, что тоже неплохо.

Костюм Masterpeace
Ирена Понарошку

Расскажите о своем первом выходе в прямой эфир.

Это было дико страшно. Казалось, что мой пульс был слышен даже в эфире. Помню, что мои руки были такие мокрые от ужаса, что микрофон просто выскальзывал из них. Это было похоже на прыжок в воду с высокой скалы где-нибудь в Симеизе.

Но как только я сделала шаг вперед и эфир начался, я оказалась в своей стихии. Выяснилось, что балаболить в микрофон — это мое. Речь в первое время обгоняла мысль, но позже они более-менее синхронизировали.

Чем отличается телевидение эпохи MTV от работы отечественного телеэкрана сегодня?

Стало гораздо больше цензуры и даже самоцензуры. Сейчас вырезают самые невинные шутки. И прямые эфиры, которые я так любила за экспромт, импровизацию и невозможность что-либо изменить, за ощущение «здесь и сейчас» — их почти нет. Ни одна развлекательная программа сейчас не идет в прямом эфире. Это очень печально.

Есть ли дружба на телевидении? Или все теплые отношения и лестные слова заканчиваются, как только выключается камера?

Конечно, на телевидении есть дружба, и еще какая! Когда ты проводишь с людьми сутки напролет, то они становятся тебе родными. Моя лучшая подруга — тоже бывший VJ MTV Тая Катюша. Я в самых теплых отношениях с Александром Анатольевичем, с Марикой и с теми, кто работал и работает за кадром, — многие из них навсегда вошли в мою жизнь.

Рубашка Asya Malbershtein, брюки Givenchy, пиджак Stella McCartney, серьги Masterpeace

За работу над каким проектом вы бы ни за что не взялись?

Таких проектов миллион. Я только и делаю, что отказываюсь от проектов. Например, я не могу позволить себе работу, которая требовала бы моего постоянного присутствия в Москве, — мы зимуем в Таиланде, и для меня это приоритет, это важнее карьеры.

Я не танцую со звездами, не катаюсь на коньках — так как мой муж был бы не очень доволен, если бы я сутками напролет разучивала танго и сальсу с парнем в обтягивающих трико. Я не ездила на все эти необитаемые острова, потому что у меня вечно то любовь, то беременность, то грудное вскармливание.

Желтые шоу в стиле «скандалы-интриги-расследования» — тоже не для меня. Я такой не очень правильный ТВ-сотрудник. На телевидении принято жить, дышать им и только им. Я им и дышала с 17 лет. Но сейчас я не так сильно ориентирована на рейтинги и славу. Хотя все может измениться в любой момент.

Жизнь публичного человека предполагает активное участие в светских раутах. Для вас это часть работы или отдых?

Для меня это и не работа, и не отдых, а просто образ жизни — я иногда забегаю на какие-то мероприятия, чтобы поддержать людей, с которыми меня связывают рабочие отношения или дружба, но это происходит все реже и реже.

Я всегда стараюсь быть дома вечером, чтобы самой уложить сына спать, а живем мы за городом, поэтому светские рауты редко вписываются в мой распорядок дня.

Сумка Roger Vivier, Туфли Manolo Blahnik

Вы получили экономическое образование в РУДН, но карьеру строили на телевидении. Для чего вы решили получить образование? Это было ваше решение или родители настояли?

Я очень хотела на журфак. И больше всего из школьной программы мне нравился предмет литература. А меньше всего — алгебра. Но почему-то родители все же отправили меня на экономический факультет, о чем я до сих пор немного жалею.

Я его благополучно закончила, даже с красным дипломом, при этом с 17 лет работая на MTV. По специальности я не работала ни дня, диплом лежит у родителей в серванте. Но экономическому факультету РУДН я благодарна, во-первых, за друзей, которых там встретила, а во-вторых, за то, что меня познакомили с наукой маркетинга, который стал моей второй страстью после телевидения.

Я фанат маркетинговых технологий, много об этом читаю и считаю, что в условиях общества потребления это одна из главных наук нашего времени. Смешно, что это совершенно не помогает мне уворачиваться от маркетинговых ловушек, расставленных маркетологами в супермаркетах и в интернете, — я первая жертва всех бонусных программ, распродаж, акций, я алчно коплю мили, баллы и так далее.

Серьги Masterpeace

Как изменился ваш рабочий график с рождением сына?

Кардинально. Я бы даже сказала, что изменился не график, а приоритеты. Если раньше я считала, что наличие свободного от работы времени говорит о невостребованности меня как личности, то теперь я хвалю себя, когда удается освободить час-другой от работы.

Клатч Masterpeace, туфли Dior

Вы вегетарианка. Чем было вызвано решение перестать есть мясо?

Мой муж вегетарианец с 20-летним стажем. Когда я с ним познакомилась, он меня завербовал, и я в один день отказалась от мяса, рыбы и курицы — с тех пор вот уже 8 лет ни кусочка.

Рубашка Asya Malbershtein, пальто Dior, джинсы Marni, серьги Marni, сумка Roger Vivier, кольцо Masterpeace
Татьяна Геворкян

Работа на TV предполагает ведение прямых эфиров, а это зачастую влечет за собой различные казусы и нестандартные ситуации. Поделитесь самым интересным случаем в прямом эфире, который вели вы.

Дело в том, что прямой новостной эфир на государственном канале не предполагает казусов и нестандартных ситуаций. И работа огромной команды направлена помимо всего остального еще и на качество эфира. Я не знаю, что должно случиться, чтобы произошел сбой, о котором интересно рассказать. Смешных оговорок и каких-то дурацких ситуаций, с которыми ведущие попадают на YouTube, у меня, к счастью, не случалось.

Расскажите о своем первом выходе в прямой эфир.

Самый первый выход случился еще на канале MTV в прошлом веке. Честно говоря, никакого страха или священного трепета я не испытывала. До сих пор не понимаю, почему люди так боятся прямого эфира — мы живем одним дублем, не имея возможности ничего переиграть или вернуться назад и переделать. Прямой эфир — то же самое. Он держит в тонусе. Это как кино и театр, только зрителей больше — ты либо знаешь, что у тебя несколько дублей, и можешь экспериментировать, либо не имеешь права на ошибку.

Туфли Versus

Чем отличается телевидение эпохи MTV от работы отечественного телеэкрана сегодня?

Эпоха MTV, надеюсь, не закончилась с моим уходом — канал вещает по всему миру и, кажется, вполне успешно. Если же говорить об изменениях на российском телевидении в целом, то есть как позитивные изменения, так и негативные. На мой взгляд, телевидение должно включать мозг, а не выключать его. Поэтому мне интересно работать на канале «Культура».

Есть ли дружба на телевидении?

Телевизионные компании ничем не отличаются от остальных. Везде работают живые люди, у всех разный характер и свой темперамент. Строить отношения на работе — это своего рода искусство. Я считаю, что лесть и слишком теплые отношения на работе неуместны, так же как и открытая неприязнь. От этого страдает качество работы. Все, наверное, смотрели сериалы о том, в каком скоростном режиме работают новостные службы. У нас как в реанимации: привезли больного, и надо срочно с ним работать всей бригадой. И вот тут излишние эмоции и чувства недопустимы.

Топ и браслет Marni, брюки Asos

В свое время телеканал MTV дал старт целой плеяде талантливых ребят, которые сегодня являются лицами ведущих российских телеканалов, а их имена известны каждому в нашей стране. Вы также являлись частью музыкально-развлекательного мира MTV. Поддерживаете ли вы отношения с кем-нибудь из молодой команды телеведущих того времени?

Только если случайно где-то встречаемся. У меня в друзьях из давних музыкальных каналов, например, Аврора. Я с огромным уважением и даже с родственными чувствами отношусь к сотрудникам телевидения, есть много весьма симпатичных мне деятелей этой отрасли, и нам всегда есть что обсудить. Но мне настолько хватает этого общения за все эти годы, что в своей личной жизни хочется познавать людей иных профессий.

За работу над каким проектом вы бы ни за что не взялись?

Я бы никогда не стала намеренно врать зрителю. К сожалению, таких программ на многих каналах хватает. Для меня работа в кадре на миллионную аудиторию — это огромная ответственность. Я как минимум должна сама верить в то, что говорю. Не люблю также несмешной юмор, бессодержательные развлекательные шоу.

Жизнь публичного человека предполагает активное участие в светских раутах. Для вас это часть работы или отдых?

Участие — это личный выбор каждого, но никак не святая обязанность. Я редко хожу на светские рауты. Только к хорошим друзьям и деловым партнерам, если успеваю. Даже это мне дается с трудом, так как в душе я немного социопат. В остальном мне интересны только те события, которые связаны с культурной жизнью. Все остальное скучно, и жаль тратить на это время. Отдых для меня — в компании друзей и без освещения в светской хронике в соцсетях.

Вы много работаете на телевидении, но у вас также есть опыт работы в печатном издании. Скажите, какой вид журналистики вам ближе? Почему вы решили закончить с редакторской деятельностью?

Редакторская работа трансформировалась в другие виды деятельности. К тому же мне хочется больше времени посвящать не журналистской деятельности, а своим проектам. Для меня очень важно создавать продукт, который будет служить людям, приносить пользу и делать мир лучше и интереснее. Поэтому хочется как можно больше времени уделять нашему новому образовательному проекту Opus21.

Туфли Dior, Сумка Lanvin

Вы жили в разных странах и даже учились в университете в Индии. Не возникает ли у вас желания переехать в другую страну? Почему вы решили развиваться именно в России?

Вот в Индию у меня вообще не возникает желания поехать. А в другие страны — с удовольствием. Если бы я могла регулярно менять место жительства без отрыва от рабочего процесса, то я бы с удовольствием жила в разных странах. Курсировала бы между Европой, Америкой и Австралией. Заезжала бы на лето в Россию.

Я считаю себя человеком мира, у меня нет территориальных привязанностей. Я смогу жить везде, где мне будут симпатичны климат, люди и образ жизни. Может, когда-нибудь у меня получится организовать жизнь своей семьи таким образом.

Благодарим ресторан Baccarat Cristal Room за помощь в проведении съемки.