Супруга миллиардера Наталья Бондаренко о том, зачем ей свой бренд
Мода

Супруга миллиардера Наталья Бондаренко о том, зачем ей свой бренд

Российский дизайнер запустила бренд по производству сумок из крокодила в Италии - разбираемся, что это значит.

Предприниматель и меценат Виктор Бондаренко в лишних представлениях  не нуждается: его имя знакомо всем, кто более-менее увлекается российским искусством. Крупнейший в стране коллекционер икон, также собирает работы русских художников, спонсирует и организует выставки. Но сегодня речь пойдет не о нем, а его супруге, Наталье Бондаренко. Без пяти минут профессиональная теннисистка, с детства тяготевшая к искусству - и недавно, заручившись поддержкой мужа, основавшая в Италии бренд аксессуаров из крокодиловой кожи Rubeus Milano. Сегодня вещи бренда продаются в бутиках в Милане, Лондоне и Дубаи, в постоянных клиентах Натальи числятся принцесса Кувейта и китайская бизнес-элита, а пишут об амбициозном новичке первые итальянские и арабские издания. Чтобы разобраться в планах дизайнера, Trendspace отправился на интервью с Натальей. 

Наталья Бондаренко (4).jpg

Как вы объясняете незнакомым людям, чем вы занимаетесь?

Лучше всего это делает моя старшая дочь Лиза, ей восемь : «Моя мама делает сумки из крокодила». Просто и понятно. Может на улице кому-то об этом рассказать.

Как люди реагируют?

Очень позитивно. Видно же, что она гордится. Говорит, что будет дизайнером и будет мне помогать, а то что я все время на работе. Приятно, когда твои дети понимают, сколько ты вкладываешь в свою работу .

Почему крокодил?

Это самый роскошный и самый сложный материал для работы. Не  так много мастеров, которые делают крокодиловые сумки. Это очень нишевый бизнес.

Сумки из крокодила шить сложнее, чем из обычной кожи?

Намного. Не говоря уж о том, что кожаные сумки шьют на машинке, а мы с крокодилом работаем только вручную. Мы привозили в Москву мастера, чтобы он показал, как это делается – сначала кожа прокалывается точечно, а потом вручную сшивается. Сорок часов уходит на одну сумку. И очень мало мастеров, кто владеет техникой. Старые профессионалы уходят, а молодых нет. 

Наталья Бондаренко (1).jpg

А где вы берете материал?

Компания “Луизиана” поставляет лучшую крокодиловую кожу в мире, одного крокодила выращивают от двух до двенадцати лет. Это тоже сложный процесс, требующий больших инвестиций. 

В общем, все это должно нас утешить: на самом деле мы не переплачиваем за крокодиловые сумки, они обосновано такие дорогие?

Сейчас крокодил в моде, спрос растет и поставщики еще на двадцать процентов подняли цены. Ну, и надо понимать, что даже не такие сложные в работе сумки, как у Rubeus, быстро не изготовишь – в этом бизнесе счет идет на десятки, в лучшем случае на сотни, тысячи сумок здесь никто не производит.

И все же, почему сумки?

Я с детства мечтала стать дизайнером и всегда смотрела на сумки и обувь, хотя  в юности не особо могла себе позволить иметь большой выбор.  Мне хотелось заняться именно аксессуарами, а не одеждой -  хотела создавать что-то менее подверженное той гонке, в которую ежесезонно впадают марки. 

Услышав о вас первый раз, кто-то может подумать    - о, очередная девушка с деньгами придумала себе развлечение.  Наверное, хочет прославиться. Или что вы хотите?

Я не очень публичный человек, но если мои сумки станут широко известны, я буду счастлива. Отчасти и потому, что когда у тебя есть деньги, а ты вместо того, чтобы наслаждаться спокойной жизнью, вступаешь в жесткий мир фэшн-индустрии и рынка роскоши с амбицией показать себя наравне с гигантами индустрии, то и спрос с тебя соответствующий. Мало не покажется. Да, у меня довольно большие амбиции - создать свой бренд на таком рынке, как Италия, где люди собаку съели на производстве лучших в мире аксессуаров. 

Наталья Бондаренко (3).jpg

И с чего вы начали?

Я сделала красивый дизайн. И была очень довольна собой, а потом выяснилось, что такая застежка не может существовать, она неудобна. Мне пришлось все делать заново. Подобрали металл для фурнитуры, а он начал чернеть. Шов получался не там, где надо, ручки оказывались слишком длинными или слишком короткими. И мы переделывали, переделывали по десять раз. И пока я досконально не изучила процесс создания сумки и работу с кожей, дело не шло. И с обувью получилось все тоже самое. Немало сил и нервов было потрачено, пока не добились нужного качества. Возможно, мой муж предпочел бы, чтобы я не проходила через все это. Но я рада, что я прошла этот путь и получила его поддержку.

Что для вас определит успех марки?

Покупаемость сумок.

Есть какая-то цифра в голове?

Если хотя бы три тысячи самых богатых женщин в мире будут носить наши сумки, это будет успех.


Заглавный портрет- блузка Equipment
Второй портрет- Платье и туника Daria Bardeeva, чокер Dzhanelli  Jewellery
Третий портрет- Платье и туника Daria Bardeeva, чокер Dzhanelli  Jewellery, туфли Dior
Стилист: Мария Пушкова
Фотограф: Алексей Сорокин