"Развитие российской моды невозможно без государственной поддержки"
События

"Развитие российской моды невозможно без государственной поддержки"

Журнал Fashion Collection в этом году отмечает свое 10-летие. По случаю юбилея главный редактор Марина Дэмченко пригласила самых талантливых российских дизайнеров участвовать в создании журнала в качестве редакторов. Первым в этой роли выступил Дмитрий Логинов, работавший над мартовским номером. Нам удалось побеседовать с Мариной и Дмитрием о праздновании 10-летия журнала, русской моде, книгах и любимых местах.

Журнал Fashion Collection в этом году отмечает свое 10-летие. По случаю юбилея главный редактор Марина Дэмченко пригласила самых талантливых российских дизайнеров участвовать в создании журнала в качестве редакторов. Первым в этой роли выступил Дмитрий Логинов, работавший над мартовским номером. Нам удалось побеседовать с Мариной и Дмитрием о праздновании 10-летия журнала, русской моде, книгах и любимых местах.

 
Почему вы решили отметить юбилей Fashion Collection именно таким образом? И какие еще планируются мероприятия?
Марина Дэмченко: Отмечать юбилей мы будем ближе к осени коктейлями и вечеринками, которые состоятся не только в Москве, но и в нескольких других мировых столицах. Журнал имеет свои представительства более, чем в 30 городах России, странах СНГ, Азии, и буквально на днях открыл первую редакцию в Европе. Наши представители живут во всех точках мира, где проходят крупнейшие Недели моды – Лондоне, Нью-Йорке, Париже, Милане, поэтому бренд Fashion Collection хорошо известен за пределами России. Мы хотели бы, чтобы наши партнеры по всему миру праздновали вместе с нами. По поводу идеи позвать в приглашенные редакторы Дмитрия Логинова я хочу сказать, что давно наблюдаю за творчеством российских дизайнеров, всегда отмечаю талантливых, но их единицы. Дмитрий Логинов – один из них. Я решила пригласить его, и он не отказался.
Дмитрий Логинов: Стоит сразу пояснить, что я выступал не столько в качестве редактора, сколько в качестве эксперта, человека не из журнальной сферы, с собственной точкой зрения на явления мира моды, вещи, тенденции. То есть не было такого, чтобы я пришел и сказал: Марина, теперь это мой кабинет.
 
Но вы писали статьи?
Д.Л.: В журнале есть материалы, в создании которых я принимал прямое участие. Один разворот посвящен моим философским рассуждениям на тему индивидуальности, о том, как формируется стиль, как стиль сосуществует с модой.
 
М.Д.: Я добавлю, что это статья об истинной сущности моды, ее предназначении, о подлинной женской привлекательности, о том, какой должна быть современная женщина.
 
Вам, Дмитрий, понравилось быть редактором?
Д.Л.: Конечно. Во-первых, мне интересно работать с текстом.  Во-вторых, я вспомнил свою журнальную молодость, когда работал в OM и  L’  Officiel, стилизовал съемки и писал заметки на тему модных тенденций. 
 
У вас возникали сложности при совместной работе?
Д.Л.: Все сложности были связаны только с дедлайнами. Работа в журнале – всегда очень жесткий дедлайн, спринтерский бег. А я в это время был еще и в отпуске. Совмещать любую работу с пляжем и шумом моря – непростое занятие.

Марина, вы как-то направляли Дмитрия в его работе?

М.Д.: Когда мы встретились в первый раз и обсуждали, каким будет номер, мы говорили в унисон, нам было очень легко, комфортно, у нас не было споров. Мне хотелось, чтобы в журнале отразилась индивидуальность талантливого человека, который разделяет близкие мне ценности. Меня вдохновил и результат, и сам процесс нашего сотрудничества. Есть вещи, которые Дмитрий помог мне увидеть по-новому.
Д.Л.: Разногласий как таковых не было, потому что у Марины есть четкое понимание, как должен выглядеть журнал, каким должен быть контент. Моей задачей было только привнести свое видение в те или иные аспекты. Здесь отразились мои предпочтения на ближайший сезон: много черного, есть платья из моей коллекции, какие-то личные вещи, которые я приобрел. Например, красные ботинки – они есть в номере в рубрике «Выбор редактора».  Все мои материалы персонифицированы, в них нет «присутствия» рекламодателей или давления редакции. Также есть рубрика «Тенденции», все полосы которой написаны мной. Еще у меня была рубрика, связанная с красотой, beauty-продуктами.
 
Если сравнить первоначальный замысел с тем, что получилось, есть отличия? Что-то вышло лучше или хуже? 
М.Д.: Я снова убедилась, что не ошиблась в Дмитрие. Его мышление, его видение, его талант – это был правильный выбор. С ним приятно работать, потому что он действительно очень умный, тонкий, проницательный, прекрасно воспитанный человек.
 
Кого еще вы планируете пригласить в качестве редакторов?
М.Д.: Об этом вы узнаете позже. Пока это маленькая интрига. Скажу только, что первые полгода каждый номер будет выходить с новым приглашенным редактором, выбранным из числа самых талантливых  российских дизайнеров. Думаю, во втором полугодии мы расширим диапазон и будем приглашать не только дизайнеров.

В недавнем интервью Константин Гайдай достаточно жестко заявил, что в России нет модной индустрии. Что вы можете сказать по этому поводу?

М.Д.: Если сравнивать с Парижем, действительно можно сказать, что модной индустрии в нашей стране нет. Тем не менее пресса и международные байеры проявляют большой интерес к российским дизайнерам. Сегодня Россия – один из важных мировых рынков. Дима, наверное, расскажет, сколько он получает предложений.

Д.Л.: Я согласен с Костей. Конечно, в том нормальном виде, в каком она существует в мире, индустрии моды у нас нет. Есть только какие-то зачатки. Дизайнеры, журналы и ритейл существуют отдельно друг от друга. Между этими элементами пока нет связи. Промышленное производство, фабрики, которые могли бы выпускать стильную дизайнерскую одежду, полностью отсутствует. Есть только небольшие студии самих дизайнеров. Те производства, которые остались от советских времен, или вновь возникшие, к сожалению, не способны тиражировать сложные вещи. Кроме того, важная составляющая любой индустрии – поддержка со стороны государства, законодательная база. Ввозить ткани в Россию из Европы стоит огромных денег и огромных усилий. Костя прав, сейчас индустрии нет, но благодаря таким экспериментам и поддержке, как в журнале Fashion Collection, она с каждым годом, с каждым сезоном будет подниматься на ноги. Я верю в это, иначе я бы этим не занимался.

Какие меры нужны для того, чтобы развитие пошло быстрее? Как поднимать российскую моду?
Д.Л.: Без государственной поддержки, мне кажется, это бесполезно. Серьезных сдвигов не будет. Мы все знаем пример Джорджио Армани. В Италии была мощная государственная поддержка, и мы видим, чем стала итальянская мода в последние 40 лет.

Марина, а как вы думаете?
М.Д.: В первую очередь необходимо перевернуть сознание наших байеров и потребителей. Это длительный и сложный процесс. 

Д.Л.: Вещи российских дизайнеров мало закупают из-за высоких цен. Если ты собираешься производить вне России, в любом случае надо будет привезти свой товар сюда, и ты сталкиваешься с российской таможней. Ты не можешь гарантировать ни сроки, ни стабильные цены. Естественно, байеры теряют интерес. Если бы была поддержка государства, таможенные пошлины были бы урегулированы,  сроки поставок регламентированы. Если бы производство находилось здесь в России, все было бы намного проще. Но пока этого нет.

Марина, вы можете назвать, помимо Дмитрия, имена других российских дизайнеров, за творчеством которых вы следите?
М.Д.: Конечно. Талантливый Александр Арнгольдт, эксцентричный Бессарион, Костя Гайдай, Алена Ахмадуллина, Юлия Николаева, Олег Овсиев… На страницах своего журнала я с удовольствием поддерживаю наших российских дизайнеров и стремлюсь открывать новые имена – именно в этом состоит одна из главных задач Fashion Collection как русского журнала о моде.

А вы, Дмитрий?
Д.Л.: Я бы добавил Вику Газинскую.
М.Д.: Сейчас половина мировых дизайнеров ориентирована на русский стиль и русских клиентов. Вчера я вернулась из Милана. О России там говорят все! Основные потребители сегодня – Россия и Китай. Уже не первый год западные дизайнеры используют в своих коллекциях «русские» мотивы.

Дмитрий, вы помните первую вещь, которую сделали сами? 
Д.Л.: Да, это рубашка, перешитая из двух, которые стали мне малы, и обрезков джинсов. Мне тогда было лет пятнадцать, наверное.

Она сохранилась? 
Д.Л.: Да, она до сих пор хранится у моей мамы.

Вы работаете быстро или для вас творчество - тяжелый процесс? Вам часто приходится пересматривать и обдумывать заново свои эскизы?
Д.Л.: Переделывать эскизы и думать не значит мучиться. Когда приходит идея всей коллекции, ее основные графические мотивы, образы, процесс движется очень быстро. Можно в течение недели нарисовать 100 эскизов, потом 30–40 из них будут воплощены в жизнь. Для меня первоначальная задача - концепт, потому что я занимаюсь не столько одеждой, сколько созданием определенных образов.

Над чем вы сейчас работаете?
Д.Л.: Сейчас мы работаем над коллекцией сезона  осень/зима 2013-14, которую вы сможете увидеть в апреле. Кроме новой коллекции мне бы хотелось рассказать о проекте, который был инициирован журналом Fashion Collection.  Меховая федерация Гонконга пригласила русских дизайнеров, включая меня, Славу Зайцева, Сергея Ефремова, моделировать меховые изделия для гонконгских фабрик, работающих на международный рынок.

Марина, что вы сейчас читаете?
М.Д.: «Маркетинг по Котлеру». Я перешла на экономическую и деловую литературу, потому что мы открываем все новые и новые офисы, и мне приходится изучать перспективные рынки, встречаться с ключевыми рекламодателями в других городах. Эта литература сейчас актуальна для меня как никогда.

Какие показы последних Недель моды произвели на вас наибольшее впечатление?
М.Д.: Мой любимый Antonio Marras. Он опять сделал потрясающую коллекцию. Прекрасная энергетика. Также впечатлил показ Jil Sander.

Дмитрий, а вы видели коллекцию Ванга для Balenciaga? О ней существуют весьма противоречивые мнения. 
Д.Л.: Я не знаю, какая задача стояла перед ним. Справился ли он с ней? Но во всяком случае он показал нечто новое. Нового креативного директора в крупном Доме всегда хочется сравнить с предшественником. Трудно судить о первой коллекции, но она слишком уж черная, монохромная. Кажется, Ванг чересчур осторожничает. Если говорить о моих личных ощущениях, мне в ней не хватает объемов. Если бы я делал свою первую коллекцию для Balenciaga, я обратился бы к наследию Кристобаля. Я большой поклонник Николя Гескьера, поэтому у меня сдержанное отношение к его преемнику. Не могу поставить ему «5», но со вкусом у Ванга все в порядке.

Вы оба светские люди, часто бываете на модных мероприятиях. А куда бы вы пошли в выходные, чтобы отдохнуть от светской жизни? 
Д.Л.: Я давно не видел друзей, потому что только вернулся из отпуска, как меня поглотила работа, после этого я ездил в Гонконг, приехал только позавчера.

А вы, Марина? 
М.Д.: У меня не бывает обычных выходных. Если появляется два-три дня, в которые я могу отвлечься от работы, я улетаю куда-нибудь со своим мужем и сыном Русланом. Например, в Вену послушать классическую музыку.

Дмитрий, если Марина снова пригласит вас в качестве редактора, вы согласитесь? 
Д.Л.: Почему нет? Думаю, наш следующий выпуск будет еще лучше. 
М.Д.: Жди предложения!

 

Теги: интервью