Кирилл Серебренников о славе
События

Кирилл Серебренников о славе

В "Гоголь-центре" при поддержке The Famous Grouse состоялось открытие уникальной скульптуры, основанной на ответах сотни людей на вопрос: "Как бы ты хотел войти в историю?". Идеологическим лидером проекта выступил режиссер Кирилл Серебренников.

Вчера в "Гоголь-центре" при поддержке The Famous Grouse состоялось открытие уникальной скульптуры, основанной на ответах сотни людей на вопрос: "Как бы ты хотел войти в историю?". Идеологическим лидером проекта выступил режиссер Кирилл Серебренников. 

Перед тем, как мы поговорим о сегодняшнем мероприятии, не могу не задать вопрос о вашем новом проекте. Я читала о фильме “Чайковский” - вы не получили на него государственного финансирования. Как сейчас продвигаются с этим дела, удалось ли найти какой-то выход?

Мы получили финансирование. Но наше государство не хочет давать все деньги, сомневаясь в том, что россияне будут смотреть фильм “Чайковский”. Поэтому если мы его будем снимать, то как международный проект, предназначенный уже для другой группы зрителей. Нам сказали:  “Этот фильм никому не нужен в России. Он не зрительский и вообще, сам Чайковский не нужен зрителю”. Прямо так и сказали.

 

А что нужно? Блокбастеры?

Да, именно. Фильмы, в которых есть какой-то коммерческий потенциал. А в "Чайковском" его нет. Мы сами понимаем, что не все фильмы должны быть просто площадным развлечением. Но дело в том, что те деньги, которые нам нужны, – это не такие уж большие деньги и, конечно, они вернулись бы – не за первый уикенд, а за какое то время. 

Мы сегодня говорим о славе. Так вот, стремление к славе в ваших глазах – это скорее положительное или негативное качество?

В стремлении к славе есть хорошая составляющая: преодолеть обстоятельства, развиться, совершить поступок, изменить себя и побороть свои комплексы. Стремление к славе, может, вещь и неплохая, как любое движение, как любое развитие, динамика. Я скептически отношусь к желанию получить славу любой ценой. Для меня слава, так же как и деньги – пахнет. Прежде всего, надо подумать, ради чего все это делается.

Почему вы решили участвовать в проекте The Famous Grouse "Be part of something famous"? Вы не часто задействованы в каких-то коммерческих вещах.

Эти ребята подошли к делу довольно необычно: они не стали делать банальную рекламу, а они предложили мне поразмышлять о славе. И это меня "зацепило". Мы решили сделать проект творческим актом: позвать прекрасного музыканта Стивена Ридли, сделать инсталляцию. Мне кажется, это правильный путь. Искусство все равно кем-нибудь поддерживается: государством или бизнес-структурами. Но поддержка поддержке рознь. Если тебе предлагает поддержку умный образованный человек с хорошим вкусом - то почему бы и нет.

А вы в детстве мечтали о славе?

Нет, абсолютно. У меня не было этой мотивации. Зато мне хотелось быть лучшим, я перфекционист: мне хотелось быть отличником, получить золотую медаль, красный диплом. Так меня воспитали: все, что я делаю, я должен делать максимально хорошо.

Вообще, отказ от славы очень близок к буддистским принципам, которые, в свою очередь, близки мне. Слава очень сильно подкармливает эго, а буддизм велит с эго бороться. Поэтому надо всегда поступать, как при строительстве мандалы. Ты должен делать все, чтобы получить славу. А когда она приходит, сказать, что она тебе не нужна. В идеале нужно делать так, как поступают китайские поэты, которые достигают какой-то большой, абсолютной славы, а потом меняют имя и начинают все заново.

 

Скульптура, основанная на ответах людей на вопрос: "Как бы ты хотел войти в историю?"

Вы когда-нибудь использовали свою популярность?

Когда я начал работать на телевидении, люди стали меня узнавать. Я перестал ходить в баню: люди смотрели мне на лицо, потом куда-то на тело, и мне было очень некомфортно. Так что слава – это не всегда какая-то сладостная вещь. Многие люди спиваются от славы. Люди начинают болеть манией величия, у них перегорают психологические предохранители. Другие становятся неврастениками, третьи - наркоманами, которые без этой славы уже жить не могу. Здесь очень важно сохраниться в какой-то зоне нормы. Я видел людей, которых слава сильно испортила, и мне уже не хочется ничего из этого примерять к себе.

Кто из знаменитых людей вас поразил за последнее время?

Чайковский. Чем больше читаю его и слушаю, тем больше поражаюсь масштабу его личности и масштабу его проблем. Кстати, к славе он относился подозрительно.

Беседовала Алена Литковец

Фото: Роман Дротенко